Главная | Новости | Каталог организаций | Объявления | Афиша | Отдых | Работа | Справка | Транспорт | Карта | Погода | Форум | Знакомства | PDA | Авто | Конференции

Автор Тема: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.  (Прочитано 12062 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« : 03 Ноября 2011, 10:01:27 »
0
ГУЛАГ. Краткая справка

Лагерная система начала формироваться  в годы Гражданской войны.

Главный принцип тюремно-лагерной системы состоял в том, что уголовные преступники содержались в определенных местах заключения, которые подчинялись Главному управлению принудительных работ, а политические преступники большевистского режима – в «политизолятарах».
Всем известно, что положение в стране в конце 1920-х – начале 1930-х годов было крайне тяжелым. Благодаря форсированной индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, в стране резко увеличились масштабы применяемых репрессий.
стественно, возникла острая потребность  в  увеличении числа мест содержания заключенных.  
11 июля 1929 СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных»,  по которому содержание всех осужденных на срок от 3-х лет и выше передавалось в ОГПУ. В апреле 1930 года появилось  Главное управление лагерей (ГУЛАГ).
По постановлению все  исправительно-трудовые лагеря подлежали передаче из НКВД в ведение ГУЛАГа. Но все же небольшое количество  лагерей должны были появиться в отдаленных малонаселенных районах. В лагерях царило бесправие,  не соблюдались элементарные человеческие права, применялись суровые наказания за малейшие нарушения режима. Заключенные бесплатно работали на строительстве каналов, дорог, промышленных и других объектов на Крайнем севере, Д. Востоке и в др. регионах. Чрезвычайно высокой была смертность от голода, болезней, и непосильного труда.
Основная цель таких лагерей - разработка природных богатств, за счет труда людей, лишенных свободы. По проекту, после отбывания срока заключения, людей предлагалось оставлять на прилегающих к лагерям территориях. Заключенных, которые хорошо показали себя в работе, либо отличились примерным поведением предлагалось переводить «на вольное поселение».
Лагерная система ГУЛАГ охватывала многие районы страны -  северный, сибирский, среднеазиатский, дальневосточный. Количество заключенных в лагерях ГУЛАГа с каждым годом  росло. Количество заключенных на  1 июля 1929 составляло около  23 тысяч человек, в 1930- м  – 95 тысяч, к 1931-му – 155 тысяч человек, к 1-му января 1934-го 510 тысяч человек.
В годы большого террора количество заключенных  ГУЛАГа стремительно росло, несмотря на то, что к ним применялась высшая мера наказания - расстрел. Сравним, к примеру:  на июль 1937 года  в лагерях находилось 788 тысяч заключенных,  в апреле 1938 общее количество превысило 2 миллиона человек. Количество заключенных все расло и в дальнейшем было принято решение  организовать пять новых исправительно-трудовых лагерей, а позднее еще тринадцать специальных лесозаготовительных лагерей.
Резкий взлет количества осужденных и увеличение числа лагерей привели к тому, что ГУЛАГ не мог справляться со своими первостепенными задачами. Накануне войны было принято решение о  реформировании системы управления лагерями. В НКВД образовались самостоятельные отраслевые лагерно – производственные управление, в которые вошли большинство исправительно-трудовых лагерей из  ГУЛАГа.
Данная структура НКВД была оглашена 26 февраля 1941. В подчинении НКВД находились все исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа, которые специализировались на сельском хозяйстве, рыболовстве; а также еще девять специальных производственных  ведомств и управлений.

Волголаг, Волжский исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) — подразделение Дмитровлага, созданное для строительства Углического и Рыбинского гидроузлов (Волгострой).


14 сентября 1935 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление о сооружении одновременно двух ГЭС, Рыбинской и Угличской. И в этом же году в сентябре в небольшой деревеньке Переборах под Рыбинском развернулось строительство и начались подсобно-вспомогательные работы по подготовке строительной площадки. В этом же году в Переборах организовали новую исправительную колонию.
Первоначально строительство Угличского и Рыбинского гидроузлов было поручено Дмитровскому исправительно-трудовому лагерю, но 16 сентября 1935 года ГУЛАГу НКВД приказано немедленно приступить к организации самостоятельного Управления строительства и ИТЛ.


Здесь и далее будут приведены ссылки и заметки которые  находятся в свободном доступе интернета а так же архивные данные и справки  из личных записей и архивов.
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 10:04:41 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #1 : 03 Ноября 2011, 10:08:24 »
0
ГУЛАГ – пять букв смерти
Под словом «ГУЛАГ» необходимо понимать не только само управление исправительно-трудовые лагеря (ИТЛ), но и  весь аппарат исполнения наказаний, включая тюрьмы. Таким образом, термин ГУЛАГ употребляется для обозначения всей советской системы исполнения наказаний после1930 года.
C 1934 по 1956 годы в СССР  подразделение НКВД (МВД), осуществляло руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).
Специальные управления ГУЛАГА объединяли многие ИТЛ в разных районах страны таких как: Дальстрой НКВД/МВД СССР, Соловецкий, Беломорско-Балтийский ИТЛ, Воркутинский и многие другие.
ГУЛАГ  в Казахстане состоял из  следующих лагерей: Степлаг, Карлаг (Карагандинский лагерь), АЛЖИР (Акмолинский лагерь жен изменников Родины). В лагерях царила нечеловеческая атмосфера -  тяжелейшие условия, не соблюдение элементарных прав человека, суровые наказания за малейшие нарушения режима. Заключенные бесплатно работали на строительстве каналов, дорог, промышленных и других объектов на Крайнем севере, Д. Востоке и в др. регионах. Люди умирали  от голода, холода, болезней, и изнурительного труда.
К 1940 году централизованная картотека ГУЛАГа отражала необходимые данные почти на 8 млн. человек, как на побывавших в изоляции за прошедшее время, так и на содержавшихся в местах заключения по состоянию на 1 марта 1940 г.
В лагерях, наряду с людьми, «не подчинявшимися» существовавшему режиму в стране,  находились и настоящие преступники,  попавшие сюда  за хулиганство, нарушение закона трудовом режиме, а также осужденные за бандитизм, вооруженный разбой, ограбления, контрабандную деятельность, дезертирство, спекуляцию, расхищение госимущества, должностные хозяйственные и другие преступления. В лагеря сажали не только взрослых людей, но и детей, начиная  с двенадцати лет. К детям применялись такие же суровые наказания, как и взрослым. Не соблюдавших режим - расстреливали.
В предвоенные годы контингент ГУЛАГа являлся важным средством решения экономических задач. Война остановила  выполнение «программы социалистического строительства», и  подчинила всю его деятельность интересам вооруженной борьбы.
За годы войны оперативная и производственно-хозяйственная деятельность ГУЛАГа НКВД СССР была направлена:  на усиление изоляции заключенных  и на борьбу с антисоветскими проявлениями среди них; сохранение физического состояния заключенных и их полное трудовое использование;
всемерное усиление производства боеприпасов и оборонной продукции.
ГУЛАГ НКВД осуществлял руководство исправительно-трудовыми лагерями, подчиненными непосредственно Центру, республиканскими, краевыми и областными управлениями и отделами исправительно-трудовых лагерей и колоний, входящими в состав НКВД-УНКВД по территориальности.
По статистическим данным на  1 июля 1944 года в стране имелось  56 исправительно-трудовых лагерей и 69 республиканских, краевых и областных управлений и отделов исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК-ОИТК).
Кроме того,  существовали инспекции, в обязанности которых входило обеспечение выполнения судебных решений.
Центральный аппарат ГУЛАГа НКВД СССР имел 3 управления и 13 самостоятельных отделов в 525 единиц.

 ГУЛАГ был расформирован в соответствии с приказом МВД СССР № 020 от 25 января 1960 согласно Постановлению Совета Министров СССР № 44-16 от 13 января 1960 и в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 «Об упразднении МВД СССР».
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #2 : 03 Ноября 2011, 10:11:19 »
0
30 октября 2002 года рядом с узкоколейкой, по которой приходили эшелоны с заключенными, установлена гранитная многотонная глыба с мемориальной доской – закладной камень памятника погибшим узникам Волголага.

Мемориальная доска на камне гласит: «Сей камень есть начало мемориала жертвам Волголага».

Волголаг был создан для строительства Углического и Рыбинского гидроузлов (Волгострой). 16 сентября 1935 года началась организация Управления строительства гидроузлов («Волголаг»), который разместился в п. Переборы.

В 1936 году в лагере находилось 19 420 заключённых, в последующие годы численность их возрастала.

В 1941 году, накануне войны, он достиг максимума за все годы своего существования, в Волголаге тогда находилось 85 509 человек. Две трети заключённых представляли собой уголовный элемент, около 20 % были осуждены по 58-й статье УК РСФСР (политзаключенные).

Когда все основные работы по сооружению гидроузлов и ГЭС были завершены, Волголаг преобразовали в Рыбинский исправительно-трудовой лагерь: численность заключённых в эти годы значительно сократилась, в последующем находилась на уровне 22 тысяч человек.

Ежегодно, накануне дня памяти жертв политических репрессий – 31 октября, в Рыбинске,  рядом с закладным камнем, проводится митинг, посвященный этому дню. Среди его участников, как правило,  и те, кто прошел через сталинские лагеря. В нашем городе таких 6 человек. Остальные в основном – дети политзаключённых.

Помимо закладного камня, в городе Рыбинске установлен памятный знак на месте захоронения политзаключенных (пос. Волжский), Памятная доска на бывшем здании спецтюрьмы, (ул. Дмитрова, здание учебно-производственного комбината АО «Рыбинские моторы»), Мемориальная надпись расстрелянным русским офицерам (главное здание Рыбинского музея-заповедника).
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #3 : 03 Ноября 2011, 12:02:06 »
0
С 27 ноября по 03 декабря 2006 года в Рыбинске проводилась выставка конкурсных проектов памятного знака жертвам политических репрессий. На ней было представлено 2 проекта, участвующих в открытом конкурсе на строительство памятного знака. Жителям города предстояло выбрать тот проект памятного знака, который, по их мнению, должны установить на въезде в поселок Переборы.
 Через год, в соответствии с постановлением № 943 Губернатора Ярославской области от 17 октября 2007 года департамент культуры и туризма области, состоялся творческий конкурс на лучший проект памятника жертвам политических репрессий в городе Рыбинске.
 Еще через год, 15 сентября 2008 года постановлением № 2345 главы городского округа город Рыбинск, был объявлен конкурс на лучший эскизный проект памятного знака жертвам политических репрессий.
 Итогом всех конкурсов стал закладной камень, установленный на месте предполагаемого мемориала еще за несколько лет до проведения первого конкурса.
 Сегодня, когда Иосифа Сталина называют «эффективным менеджером» (по версии Владимира Путина: «эффективный политический управленец»), а памятники предпочитают устанавливать водопроводчикам, рассчитывать на то, что мемориал «врагам народа» все же появится в Рыбинске, не приходится.
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #4 : 03 Ноября 2011, 12:03:44 »
0
Автор: Светлана Будилкова

Гранитный камень  на месте будущего памятника установлен несколько лет назад на въезде в поселок Переборы. Его установки добивались бывшие заключенные, репрессированные, которых сегодня уже нет в живых. На камне надпись «Сей камень есть начало мемориала жертвам Волголага». Это место было сердцем Волголага – сюда приходили с этапов эшелоны с осужденными. Рядом с камнем сегодня сохранилась старая узкоколейка.

У закладного камня  в пятницу состоялся митинг, посвященный Дню памяти жертв политических репрессий. Руководства города «осчастливило» членов семей репрессированных, выделив  автобус до Перебор и купив гвоздик. Никого из высших лиц городского руководства и депутатов на митинге не наблюдалось. Был лишь начальник управления социальной защиты, который выступил с речью. Ситуацию немного спасли дети из школы №15, которые по очереди рассказывали о знаменитых людях, которые прошли застенки Рыбинского управления Волжских лагерей. Это Александр Солженицын, режиссер Сергей Радлов, его жена поэтесса Серебряного века и переводчица Шекспира Анна Радлова, поэт Николай Якушев и другие. Митинг длился ровно 10 минут, после чего люди начали расходиться.

Пожилые люди, для которых этот день стал святым, недоумевали, почему на митинге не было городских руководителей, мэра Юрия Ласточкина.

- Наверное они испугались, что мы спросим с них обещанный памятник, - вытирает слезы дочь репрессированного Лидия Ивановна.

Действительно, мемориал в столице Волголага обещали установить уже давно. Состоялся даже конкурс проектов, но дальше дело не пошло. В следующем году закладной камень отметит 10-и летний юбилей.  О гранитной арке, символизирующей ворота с колоколом, именно такой проект победил в конкурсе, никто из городского руководства уже и не вспоминает.  

Репрессированные поначалу относились с пониманием к памятнику – долгострою, ведь в городской казне денег не густо. А вот когда 10 миллионов на перенос памятника Ленину и его замена скульптурой Александра 2 нашлись, задело за живое. Решение было принято не смотря на то, что большинство горожан на общественных слушаниях высказалось против.

Раньше в День памяти жертв политических репрессий городское руководство хотя бы обещало устроить мемориал, теперь не обещает ничего, вообще игнорируя мероприятие. От этого людям вдвойне горше.
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:06:53 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #5 : 03 Ноября 2011, 12:09:11 »
0
При строительстве остановки общественного транспорта в микрорайоне Переборы рабочие обнаружили человеческие кости и фрагмент черепа

Они могли попасть сюда вместе с грунтом, который строители привезли из  перелеска при въезде в микрорайон Волжский. Предположительно, здешняя земля скрывает захоронение узников Волголага. И, судя по всему, эта безвестная братская могила в городе не единственная. В 1930-40-е годы на строительстве Угличского и Рыбинского гидроузлов был задействован труд десятков тысяч заключенных. К началу войны их численность превысила 85 тысяч. От непосильной работы, голода, болезней люди умирали тысячами, хоронили их тут же, без всяких опознавательных знаков.
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #6 : 03 Ноября 2011, 12:13:35 »
0
предисловие к книге Галины Бурцевой "ВРАЖЬИ ДЕТИ"
Анна Романова

Рыбинский детский дом имени Первого мая был закрыт более сорока лет назад. Но о нем и его обитателях еще помнят немногие жители Заволжского района Рыбинска – бывшие мальчики и девочки трудного послевоенного времени. А еще память о нем бережно хранит школа № 37. Несколько школьных стендов, немногочисленные предметы быта, письма бывших воспитанников, а также с любовью составленный альбом старых и новых фотографий – таков школьный архив, который берегут здесь как зеницу ока.  В нем – целая книга судеб тринадцати детей, для которых Рыбинск и этот детский дом были очень дорогим, может быть, самым дорогим местом на свете...

Возможно, память о нем не сохранилась, если бы не бывший учитель истории школы № 37 Андрей Геннадьевич Исаев. Несколько лет назад, узнав о том, что такой дом был, он начал по крупицам восстанавливать его историю. Его поддержала учитель химии Тамара Израилевна Куценко. Поиски привели их к дочери бывшего директора детского дома Галине Александровне Бурцевой. Она не только помнила подробности жизни в детдоме, но и поддерживала переписку со многими бывшими детдомовцами.

А в начале 2008 года, когда исполнилось 70 лет с момента прибытия в Рыбинск «специальной группы» - детей, чьи родители, бывшие высокопоставленными работниками советских министерств и ведомств, были расстреляны, оказалось, что Галина Александровна окончила книгу воспоминаний о детском доме имени Первого Мая. И мы рады сообщить нашим читателям, что свою рукопись Бурцева передала в редакцию «Рыбинской среды» с тем, чтобы опубликовать ее в нашей газете.  

В послесловии к рукописи Галина Александровна пишет:

«Все эти годы я не теряла с ними (бывшими воспитанниками детдома – прим. Ред.) связь, бережно хранила письма, документы, газетные и журнальные вырезки, фотографии. Возникла потребность рассказать обо всём, что мне известно о детях, для которых мой отец стал добрым другом, наставником и отцом. Книга жизни борцов за народное счастье всегда открыта, и вносить в неё всё новые имена и драгоценные детали и штрихи революции – этой святой долг нашего поколения.

В одном из писем Раймонд Янсон мне написал: «Во имя будущего, во имя более счастливой доли наших детей нужно быть оптимистами и верить в добрые душевные качества человека и неустанно воспитывать наших детей только в этом направлении. Но воспитывать не добренькими, а именно добрыми, способными при необходимости защититься от зла собственными кулаками». Да, надо быть выше и сильней своей трагической судьбы».

СИРОТСКОЕ БРАТСТВО (предисловие)

Первыми обитателями детдома были тринадцать подростков, привезенных сюда зимой 1938 года из Москвы. Это был необычный контингент – дети «врагов народа». Их семьи жили в Москве по одному и тому же адресу: Потаповский переулок, дом 9/11. В школьном архиве хранится даже фото детей, сделанное во дворе этого дома задолго до ареста родителей.

Как повествует один из школьных стендов, «в 1937 году заведующим детдомом имени Первого мая стал Александр Иосифович Жуков, до этого работавший воспитателем в Угличской детской трудовой колонии. Именно он принимал первую и единственную спецгруппу детей врагов народа… И хотя он должен был наблюдать за «настроениями» детей, Жуков делал все, чтобы эти ребята не чувствовали себя несчастными и обделенными».

Кто были эти подростки? Иосиф и Биба Дик (15-ти и 13-ти лет соответственно) были детьми одного из основателей Румынской компартии Иона Дическу-Дика, бывшего комиссаром Управления формирования войск Туркестанского фронта в годы гражданской войны. Раймонд и Эвалд Янсоны (14-ти и 13-ти лет) – сыновья латышского стрелка Кирилла Янсона, участника Гражданской войны, военного атташе СССР В Италии. Девятилетний Отто Пуккит был сыном высокопоставленного офицера НКВД. Одиннадцатилетний Виля Шварцштейн – сыном члена американской компартии, главного редактора советской газеты «Moscow Daily News».  Родители Вольдемара Стригга были, по-видимому, связаны с советской разведкой. О родителях других воспитанников детдома – Карла Кристина, Сергея и Лиды Ленских, Миши Николаева, Саши Левина и Махача Тахо-Годи – известно совсем мало.  В эти трудные годы самым близким для них человеком был директор Александр Иосифович Жуков. «Он всегда понимал положение детей, силой лишенных родителей, и никогда ни словом, ни жестом, ни намеком не одергивал нас прошлым. Наоборот, он утешал нас, хотя сам прекрасно знал, что наши отцы – жертвы сталинского произвола – давно уже были расстреляны. Жили мы в детдоме, благодаря директору, не стесненные ни в чем. У нас было самоуправление, разные кружки. Даже тот факт, что директор детдома дал возможность нам, ребятам из спецгруппы, закончить десять классов, говорит о многом», - написал позднее один из воспитанников Жукова.

 

Нас сплотило ненастье,

много лет пронеслось.

Но нам время не застит

То, что в детстве стряслось.

 

Обыск ночью, аресты –

Дважды в каждой семье.

Где отец – неизвестно.

Мать – в Бутырской тюрьме.

 

Детприемник, охрана,

Фото в профиль и в фас,

Оттиск пальцев… Ну прямо

Как преступников нас

 

Еще тепленьких взяли,

Под конвоем везли.

В город Рыбинск сослали,

А и дальше б могли…

 

Это строки из стихотворения Иосифа Дика. Разумеется, написано оно было для очень узкого круга лиц – для однокашников, которые потом на долгую жизнь сохранили чувство сиротского братства. Обстоятельства сложились так, что война отняла у них даже Жукова. Александр Иосифович погиб в бою в 1943 году.

Как сложились судьбы первых воспитанников детского дома имени Первого мая? Исследователи из 37-й рыбинской школы собрали немало сведений об этом.  Иосиф Дик в 1941 году добровольцем ушел на фронт. Там он получил тяжелое ранение – потерял кисти обеих рук. Но мужество и твердость характера были сильнее этого несчастья. Он хотел писать детские книги, и научился этому, не имея рук. Сегодня в школьном собрании есть особенный экспонат – протез Иосифа Дика, которым написаны все его литературные произведения, среди которых «Третий глаз», «В нашем классе», «Синий туман». Эти издания и сегодня еще можно найти в некоторых детских библиотеках страны. Это хорошие книжки о справедливости и мужестве, которые так необходимы человеку даже в его повседневной жизни…  Значительная часть фотографий, хранящихся в школе, - из личного архива Дика.

Братья Янсоны – одни из немногих живых свидетелей тех лет. Оба они находятся в преклонном возрасте, и живут сегодня в Израиле. Их жизнь была полна удивительных событий. Раймонд закончил геологический факультет Московского университета, ему довелось работать и за границей. А его брат стал выпускником спецшколы МВД. Они на долгие годы потеряли связь друг с другом, но однажды встретились случайно. Причем, на Кубе – на международном курорте.

Биба Дик стала инженером-экономистом, женой известного переводчика Льва Гинзбурга. Их дочь сегодня замужем за известным российским композитором Журбиным.

В. Стригга был крупным и известным в своей сфере конструктором-механиком, а Карл Кристин имел звание кандидата технических наук, был преподавателем одного из московских вузов. Михаил Николаев работал  главным специалистом Минцветмета СССР. А В. Шварцштейн был  инженером-конструктором автозавода. Сергей Ленский  - участник Великой Отечественной войны. Рассказывают, что когда он после войны решил поступать в институт, документы у него не приняли именно по той причине, что Сергей был «сыном врага народа». И Ленский отстаивал свое право на высшее образование даже в приемной Берии…

Все эти люди, осознавшие свое сиротство и повзрослевшие здесь, на рыбинской земле, стали достойными, преданными отечеству. При этом теплое чувство к Рыбинску они сохранили на всю жизнь. Первая встреча бывших воспитанников детдома имени Первого мая состоялась в 1959 году. Впрочем, если судить по сохранившимся фотографиям, они встречались друг с другом часто – не только в Рыбинске, но чаще в Москве, в квартире Иосифа Дика. А Рыбинск принимал их неоднократно. После того, как был закрыт детский дом, гости приезжали к Галине Александровне Бурцевой. Последняя такая встреча, уже совсем немногочисленная, - состоялась в 1987 году.

Сегодня на месте бывшего детдома не осталось ничего, что напоминало бы о тех непростых временах. В овраге, напротив поворота к бывшей волжской переправе растут сосны. Но смириться с забвением не могут ни хранители школьного архива, ни имеющие светлую память жители рыбинского Заволжья. В таких случаях люди и ставят памятники. В Заволжье решили по-своему: надо строить здесь часовню.
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:18:36 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #7 : 03 Ноября 2011, 12:21:04 »
0
Путёвка в большую жизнь.

Галина Бурцева рассказала подлинную историю приюта для детей «врагов народа»


Маленькая Галя с интересом наблюдала за старшими воспитанниками детского дома, приоткрыв дверь своей комнаты. Подростки, приехавшие в Рыбинск из Москвы, казались девочке очень взрослыми. Самый старший из них, пятнадцатилетний Иосиф Дик, каждое утро выводил всех на зарядку и пробежку. Он так ловко и красиво показывал упражнения, что Гале хотелось попробовать – сможет ли так же? Она закрывала дверь и начинала махать руками и ногами – нет, не получается.


 Марина ШИМАНСКАЯ     Сергей МЕТЕЛИЦА

 

Другой мальчик запомнился на всю жизнь исполнением лезгинки. Махач Тахо-Годи – так звали танцора – выписывал под музыку круги на пальчиках, раскидывая руки с громким восклицанием «асса». Галя бежала в комнату, сбрасывала туфли и перед зеркалом вставала на цыпочки – пальцам становилось нестерпимо больно. И как этот Тахо на них ещё и прыгает? Руки слушались лучше – она бегала, рассекая ими воздух, – «асса, асса».

Галя тоже жила в детском доме, но в отличие от ребят, с папой и мамой.

В 1937 году её отец, Александр Иосифович Жуков, был назначен директором рыбинского детского дома имени Первого мая, который создавался для детей «врагов народа». Подобные учреждения часто становились неким подобием тюрьмы, где для их обитателей не всегда находились сострадание и жалость. Что уж говорить о любви – разве дети предателей её заслуживают?

Зимой 1938-го в деревянный барак на окраине города прибыла спецгруппа детей из столицы. Их родители ещё вчера занимали важные государственные посты, а семьи благополучно жили в элитных квартирах Москвы. Ещё вчера они были счастливыми детьми из счастливых семей.

Их мир рушился внезапно – ночью забирали отца, через несколько дней уводили мать, потом приходили за ними. Дальше – «Даниловка» – Данилов-ский монастырь, ставший в годы репрессий тюрьмой и приёмником-распределителем для детей «врагов народа». Пятнадцать сирот оттуда и направили в Рыбинск. Были среди них сын и дочь одного из основателей Румынской компартии, комиссара Иона Дическу-Дика; сыновья Кирилла Янсона, военного атташе в Италии, в революционном прош-лом – латышского стрелка; сын главного редактора газеты «Москва Дейли Ньюс»; сын супругов Стиггов, готовивших к работе группу Рихарда Зорге. Двух маленьких девочек сняли с поезда в Ярославле, лишив их не только родителей, но и братьев – в школьный дет-ский дом они не подходили по возрасту. Сиротства своего эти ребята ещё не сознавали – плакали, ждали родных, скучали по дому.

Спустя многие годы один из них, Иосиф Дик, ставший известным советским писателем, вспоминал: «Заведовал нашим детским домом Александр Иосифович Жуков, высокий, чуть сутуловатый человек с острыми чёрными глазами и пролысинами на голове. Он никогда ни словом, ни жестом, ни намёком, как бы мы ни бедокурили в мальчишест-ве, не одёргивал нас прошлым. Наоборот, если кто-нибудь из детей, вспомнив о родном доме, плакал, он строговатым голосом говорил: «Кто там сопли распустил? Зима-лето, зима-лето, вот и встретишься с папкой и мамкой, а ты – реветь». Так он утешал нас, хотя сам прекрасно знал, что наши отцы – комдивы, комбриги, крупные военные начальники, ответственные работники и старые члены ленинской партии расстреляны. В его глазах, когда я с ним разговаривал, я всегда улавливал какой-то печальный свет»...

Раймонд Янсон в своих воспоминаниях словно продолжает: «...На наше счастье, мы там встретили очень добрых, душевных людей, и они по мере возможности старались скрасить ту необычную жизнь, в которой мы оказались. Особую заботу к нам проявлял Александр Иосифович. Он очень любил детей и был настоящим руководителем воспитательного учреждения, каким является детский дом. Внутренняя жизнь нашего большого дома, где воспитывалось около 80 детей, была вполне демократичной. У нас было своё детское самоуправление, работал, и весьма успешно, драмкружок. Мальчики кроме школы занимались в слесарной мастерской. Были своя большая библиотека и даже свой духовой оркестр».

«Дети» врагов народа» запомнили Александра Иосифовича лучше, чем его родные дети. Галя часто оставалась на попечении старших девочек: мама работала на телефонной станции, а отец, хотя и находился рядом, всегда был занят. Чтобы прокормить «семью» из восьмидесяти человек, он организовал при детском доме подсобное хозяйство. У них появились корова, лошадь, гуси, куры, свиньи и... скотница тётя Наташа. Для животных устроили двор, а вот тёте Наташе жить было негде. Директор разделил свою комнату перегородкой, потеснив семью с тремя маленькими детьми, и решил эту проб-лему.

Воспитанников надо было не только накормить, но и занять полезными делами. Для мальчиков и девочек открыли мастерские, где они получали самые необходимые навыки труда, организовали кружки. Но главное, директор дал им возможность окончить десять классов, хотя «вражьим детям» полагалось учиться только восемь лет. Добился, чтобы их приняли в комсомол, – без этого дальше жить было бы ещё труднее, чем без аттестата. Он работал не по инструкциям, а по законам своей души и совести. И как знать, чем бы для него это могло обернуться, если бы не война.

Дети «врагов народа» называли директора отцом. Это больше благодарности и выше наград. Ребята почувствовали в нём именно ту любовь, которую принято считать отеческой – мудрую, терпеливую, прощающую. В этом детей не обмануть. Какие бы слова ни говорил взрослый человек, как ни улыбался, и что бы ни делал, ребёнок безошибочно определяет степень его искренности. Вопрос отношений с чужими детьми всегда прост – любишь или нет. Любовь к детям – особый талант, дар, без которого в педагогике делать нечего. Как и все таланты, он даётся свыше, и научить любить невозможно.

Александр Иосифович этим даром был, несомненно, наделён, поэтому и принял «вражьих» детей как родных. Но им, однажды уже потерявшим своих отцов, суждено было потерять и его. В 1942 году директор ушёл на фронт, а в 1943-м пропал без вести.

Галина Александровна Бурцева об отце помнит немного. Мама почти ничего не рассказывала, просто ждала его всю жизнь, надеясь на чудо – похоронки-то не было. Остались две его фотографии, письма с фронта, газетные заметки военного времени, рассказывающие о героизме офицера Жукова. А то время, когда они начали жить без отца, лучше бы забыть, да не получается.

«Папа ушёл на фронт, когда мне было 7 лет, сестрёнке – четыре года и братику – восемь месяцев. Я пошла учиться в 37-ю школу, которую открыли в районе для мологжан. Далеко, грязища – по пояс. Идёшь в валенках с галошами. Утонешь в грязи – не выбраться. Стоишь и плачешь. Какой-нибудь прохожий вытащит сначала меня, потом галоши. Вымою их в луже, надену на сырой валенок, иду на уроки. Стужа в школе была такая, что замерзали чернила. Мама из телефонисток ушла, работала

завхозом в детском доме. Утром уезжала на подводе за продуктами, возвращалась только вечером. Дома я оставалась за старшую – отвечала за то, чтобы отвести сестрёнку в сад, брата – в ясли, отстоять очередь за хлебом. Колуном, как могла, рубила дрова и топила печку. Чтобы нас троих прокормить, мама работала ещё и ночью – дежурным воспитателем. Жизнь наша стала совершенно безрадостна. Отец в 1943 году пропал без вести. Только спустя много лет нам удалось узнать, что он был ранен и отправлен в госпиталь. Но ни в одном госпитале среди умерших он не числился. Значит, до госпиталя его живым не довезли».

Последнее письмо с фронта Антонина Павловна Жукова получила в октябре 1943 года: «...Тося, обо мне не расстраивайся. Береги своё здоровье, ведь может, тебе одной придётся поднимать наших крошек. Хотя я надеюсь, что вернусь, но на фронте очень много неожиданностей».

«Трудные» дети Жукова тоже «успели» на войну. Иосиф Дик в 1942 году в бою под Харьковом был тяжело ранен, потерял кисти обеих рук и глаз.

Раймонд Янсон и Володя Стигга оказались в стройбате. Работали до истощения, до полной потери сил. А когда Раймонд не смог выйти на работу, на него сфабриковали «дело» и отправили на семь лет в лагеря «за дезертирство». За отца добавили ещё три года поражения в правах. Казалось бы, такие испытания в детстве и юности – за пределом человеческих возможностей. Раймонд Янсон, как и другие дети «врагов», научился жить за этим пределом. Бессменный председатель «детского самоуправления» оказался самым сильным из рыбинской спецгруппы. Когда он освободился, сразу на свой страх и риск поехал в Москву искать своих братьев по детдому. Нашёл почти всех. Кого – в столице, кого – в Уфе, кого – в Воронеже. Потеряли в войне только Тахо, ловкого танцора лезгинки.

Каково же было удивление Антонины Павловны Жуковой, когда все бывшие воспитанники мужа явились к ней в Рыбинск! Город своей ссылки они вспоминали с теплотой и нежностью! С тех пор их приезды стали регулярными. Когда не стало Антонины Павловны, они стали навещать дочь своего названного отца, Галину
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #8 : 03 Ноября 2011, 12:45:01 »
0
Книга полностью здесь....


ВРАЖЬИ ДЕТИ
Обществознание
Галина Александровна Бурцева


Все эти годы я не теряла с бывшими воспитанниками детдома связь, бережно хранила письма, документы, газетные и журнальные вырезки, фотографии. Возникла потребность рассказать обо всём, что мне известно о детях, для которых мой отец стал добрым другом, наставником и отцом. Книга жизни борцов за народное счастье всегда открыта, и вносить в неё всё новые имена и драгоценные детали и штрихи революции – этой святой долг нашего поколения.


Глава первая.

«Их было тринадцать»

 

1937-й – год сталинских репрессий. Тысячи безвинных людей погибли, были расстреляны по ложному обвинению. Среди них были крупные военачальники, люди, нанимавшие ответственные государственные посты. Сначала увозили отцов. Затем забирали жён. А через день приезжали за детьми. Существовал документ, именуемый «Оперативным приказом народного комиссара внутренних дел Союза ССР от 15 августа 1937 года». Вот цитата из него: «На каждую арестованную и на каждого социально опасного ребенка заводится следственное дело, в которое помещаются справки и краткое обвинительное заключение. Жёны осужденных изменников родины подлежат заключению в лагеря на сроки не менее 5-8 лет. Социально опасные дети осуждённых подлежат заключению в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД, или водворению в детские дома особого режима Наркомпросов республик».

Из воспоминаний И. Дика: «Я родился и вырос в Москве. В начале 1938 года у меня арестовали отца и мать, и в квартире я остался совершенно один! Все мои сверстники в дни школьных каникул ходили в кино, на каток, танцевали на ёлках, а я сидел дома, будто камнем прибитый, и думал, как теперь жить? Было мне тогда 15 лет. Как-то раз ночью ко мне приехали двое низкорослых мужчин и женщина с гнусавым голосом. Она-то мне и сказала, что сейчас меня поведут к маме, и поэтому я должен быстро собраться. Я побросал кое-какие вещи в чемодан и мы вчетвером спустились на улицу, где нас ждала машина «М-1». В Даниловском детприёмнике с меня и других ребят сняли заботливо отпечатки пальцев и поместили в чистенькие спальни с портретом Сталина».

Из воспоминаний Раймонда Янсона: «Я прекрасно помню своего отца. Во время его ареста мне  было 14 лет. Обыск у нас шёл до 4-х утра. У отца была прекрасная библиотека, которую он вывез из Италии. Первым делом изъяли оружие, документы и все фотографии из отцовского кабинета. Помню, как майор глаз не мог оторвать от позолоченного браунинга с инкрустацией, подаренного отцу правительством Северной Испании: скорее всего майор его потом присвоил».

Не могу удержаться еще от одной цитаты из того же приказа от 15 августа 1937 года: «Всё имущество, лично принадлежащее арестованным, конфискуется».

И снова – вспоминает Раймонд Янсон: «Когда энкаведешники ушли, обнаружилось, что они впопыхах опечатали в отцовском кабинете котёнка. Он кричал всю ночь. Мама утром позвонила в органы, попросила, чтоб пришли и освободили котёнка. Те явились только после обеда.

Потом пришли и за матерью в час ночи. Подняли и нас с братом: «Собирайте учебники, за вами приедут». Так мы оказались в «Даниловке». Это был Даниловский монастырь, который в те годы являлся тюрьмой для малолетних преступников. Теперь это резиденция Патриарха Всея Руси Алексия Второго. А тогда там находился приёмно-распределительный пункт для детей «Обезвреженных врагов народа», которых свозили со всей Москвы, затем собирали в так называемые «спецгруппы»  и распределяли по разным детским домам. У всех детей (даже у маленьких девочек) в возрасте от пяти до пятнадцати лет, брали отпечатки пальцев, фотографировали в профиль и анфас, и всё подшивали в личное дело. Никогда не забуду, как толстомордый охранник брал своими толстыми, как сосиски, пальцами хрупкую девичью ручку и приговаривал: «Не боись, это не больно». Потом мазал тоненькие пальчики черной мастикой и впечатывал их в картотеку. После этой процедуры мы враз оказались политическими изгоями, и на многие годы за нами закрепился титул «детей врагов народа».

 

В спецгруппе, которую направили в Рыбинск, было тринадцать ребят:

1. Иосиф Дик (15 лет) – румын;

2. Биба Дик (13 лет) – румынка;

3. Раймонд Янсон (14 лет) – латыш;

4. Эвалд Янсон (13 лет) – латыш;

5. Вольдемар Стигга (14 лет) – латыш;

6. Карл Кристин (11лет) – еврей;

7. Михаил Николаев (12 лет) – русский;

8. Вильям Шварцштейн (10 лет) – еврей;

9. Лида Ленская (10 лет) - русская;

10. Сергей Ленский (14 лет) – русский;

11. Саша Левин (10 лет) – русский;

12. Махач Тахо-Годи (11 лет) – лезгин;

13 Отто Пукит (8 лет) – латыш.

 

Спустя много лет, уже будучи взрослыми, бывшие дети «Рыбинской спецгруппы» узнали, какой переполох царил в провинциальном Рыбинске накануне их прибытия. Вся «госбезопасность» была «поставлена на ноги»…

С тех пор они всю жизнь носили клеймо – «Дети врагов народа» - и все двери перед ними захлопывались. Со временем они научились скрывать своё детдомовское прошлое, а у некоторых, как например, у Володи Стигга, это не получалось. В возрасте 60-ти лет он, не выдержав груза унижений и испытаний, покончил с собой.

 
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:53:33 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #9 : 03 Ноября 2011, 12:45:46 »
0
Глава вторая.

Рыбинск. Детдом имени Первого Мая.


 

Спецгруппа из тринадцати ребят под конвоем двух милиционеров прибыла в Рыбинск 10 января 1938 года. На вокзале  их встречал директор детдома Александр Иосифович Жуков. Были поданы сани-розвальни, на которые посадили девочек, и куда дети сложили свои чемоданы. А мальчики пошли пешком через весь городи затем по льду через Волгу в свою новую обитель.  Было 20 градусов мороза.

Из воспоминаний Иосифа Дика:

«Наш детский дом – деревянное здание барачного типа – стоял в сосновой роще неподалёку от Волги, и, честное слово, несмотря на то горе, которое обрушилось на моё детское сердце четверть века тому назад, этот зелёны        уголок я вспоминаю сейчас со светлым чувством.

Заведовал нашим детским домом А.И. Жуков. Он погиб на фронте в 1943 году, так и не увидев своих воспитанников геологами, инженерами, энергетиками…

В начале третьей четверти Александр Иосифович собрал «спецгруппу»  (так назывались мы, дети репрессированных), и по слепой тропинке повёл нас в школу №4. Я попал в восьмой класс «Б», и сел за парту рядом с круглолицей, рослой Таней Рыбаковой».

 Из воспоминаний Раймонда Янсона:

У меня о Рыбинском детском доме также сохранились самые теплые воспоминания. Наш детдом имени Первого Мая располагался на заволжской стороне города, по улице Индустриальная, дом 19. В то время, когда нас привезли, было печное отопление, в спальнях зимой было холодно. На наше счастье мы там встретили очень добрых, душевных людей, и они, по мере возможности, старались скрасить ту необычную жизнь, в которой мы оказались. Особую заботу к нам проявлял Александр Иосифович, он очень любил детей и был настоящим руководителем воспитательного учреждения, каким является детский дом. Внутренняя жизнь нашего большого дома, где воспитывалось около 80 детей, была вполне демократичной, у нас было своё детское самоуправление (ДСУ), работал, и весьма успешно, драмкружок. Мальчики, кроме школы, занимались в слесарной мастерской. Была своя большая библиотека, и даже свой духовой оркестр. Все ребята обучались в школе №4 и каждое лето отдыхали в городских пионерских лагерях. Литературу в школе преподавала замечательная учительница Ирина Владимировна Брянчанинова. Еще в школьные годы под ее руководством Юзик пробовал своё журналистское перо. Первые его публикации появились тогда на страницах местной городской газеты.

Мы с Юзиком неоднократно навещали наш детский дом с самыми нежными чувствами, и всегда встречались с вдовой нашего директора Антониной Павловной. Я до последнего времени поддерживаю переписку с дочерью Александра Иосифовича Галиной Бурцевой, которую отец так и не увидел. Она, идя по стопам отца, стала учителем».

Из воспоминаний Иосифа Дика:

«Заведовал нашим детским домом Александр Иосифович Жуков, высокий, чуть сутуловатый человек с острыми черными глазами и пролысинами на голове. Он никогда ни словом, ни жестом, ни намёком, как бы мы ни бедокурили в мальчишестве, не одёргивал нас «прошлым». Наоборот, если кто-нибудь из детей, вспомнив о родном доме, плакал, он строговатым голосом говорил: «Кто там сопли распустил? Зима – лето, зима – лето, вот и встретишься с папкой и мамкой, а ты – реветь!» Так он утешал нас, хотя сам прекрасно знал, что наши отцы – комдивы, комбриги, крупные военные начальники, ответственные работники и старые члены ленинской партии – давно уже были расстреляны. В его глазах, когда я с ним разговаривал, я всегда улавливал какой-то печальный свет»…

Директор рыбинского детдома дал возможность ребятам из «спецгруппы» закончить десять классов, в то время как «по инструкции» их надлежало отправить на производство после окончания восьмилетки.

 

 

Глава третья.

Иосиф Дик – детский писатель


 

Когда Юзика привезли из Даниловки в Рыбинск в 1938  году, это был красивый, очень крепкий, атлетически сложенный 15-летний юноша, с черными кудрявыми волосами, с острым взглядом черных глаз. Три году он обучался в Рыбинской средней школе, окончил ее в 1940 году. Затем уехал в Ленинград и поступил в горный институт. В первые дни Великой Отечественной Юзик стал курсантом Ленинградского военного авиационно-технического училища, и после его окончания был направлен в распоряжение ВВС Юго-Западного фронта. В мае 1942 году во время боев под Харьковом Иосиф был тяжело ранен, потерял кисти обеих рук и глаз. Позднее своему ангелу-спасителю фронтовой сестре Елене Белогорцевой он посвятил такое стихотворение:

 

Мне не хотелось умирать.

Палило солнце, день звенел.

Лежал я раненный с утра

Среди чужих остывших тел.

 

Кого-то звал, потом кричал,

И долго, долго я просил

Хоть горстку влаги из ручья,

Иль с листьев капельку росы.

 

И мне казалось – за бугром

Плескалась бурная река.

Там воду черпали ведром,

А нужно было два глотка!

 

Сияла голубая высь,

Перед глазами шли года.

И вдруг: «Мой миленький, крепись!

Сейчас поможем. Вот вода!»

 

Мне этот голос бодрость влил.

И я, хоть боль в груди остра,

Собрав в комок остатки сил,

Спросил: «Не с неба ль ты, сестра?»

 

 В 1943 году Иосиф Дик поступил в Литературный институт имени Горького. Его сокурсниками были такие известные впоследствии писатели и поэты, как Юрий Трифонов, Лев Гинзбург, Евгений Винокуров, Римма Казакова, Расул Гамзатов и др. Еще в стенах института он выпустил  свою первую книжку «Золотая рыбка». Эта книга – сборник веселых детских рассказов – была отмечена в прессе и получила премию на Всесоюзном конкурсе на лучшую книгу для детей. У И. Дика было веселое и умное перо, он прекрасно знал психологию ребят, ведь сам набирался жизненного опыта в московских дворах и на улице, а затем в детском доме. Ребятня очень любила Дика, его наполненные юмором рассказы. Он часто выступал в школах и на сборах в пионерских лагерях. Его книги – «Огненный ручей», «В дебрях Кара-Бумбы», «На буксире» и другие - и сегодня учат доброте и мужеству. И. Дик – автор пьес и сценариев «Петька в космосе», «Смелого пуля не боится», «Мишка принимает бой»», а также –художественно-документальной повести «Встреча с отцом». Фильм «Смелого пуля не боится» получил вторую премию на международном кинофестивале в Дели. А с фильмом «Мишка принимает бой» случилась такая история. В фильме звучит песня Стихина на слова И. Дика «Дым отечества», исполняет ее Галина Ненашева. Это очень красивая, мелодичная, патриотическая песня. Там были такие слова: «Колокольный звон на зорьке…» Наш знаменитый кукольник Сергей Образцов решил проявить бдительность и написал статью в газету «Правда», в которой говорил, что «в нашей атеистической стране нельзя говорить о каком-то колокольном звоне, это настраивает людей на религиозные мысли». После этой публикации картину сняли с проката.

 

Вот эта песня:

 

За рекой костер мерцает,

Как звезда к себе зовет.

Над полями, над лесами,

Дым березовый плывет.

Дым Отечества

Дым Отечества

Дым березовый плывет.

Пусть не кружит ворон черный,

Ширь небес не для него.

Не разбить ему крылами

Счастья дома моего.

Дым Отечества

Дым Отечества

Счастья дома моего.

Колокольный звон на зорьке

И далекой песни грусть.

Всё мне дорого и свято.

Ты – моя родная Русь.

Дым Отечества

Дым Отечества

Ты - моя родная Русь…

 

 

Иосиф Дик не только писал веселые, хотя, по сути, очень серьезные книжки, но также был талантливым изобретателем и лихим… автомобилистом. Добрые люди по его задумке смастерили оригинальную накладку на руль с круглыми отверстиями, где на подшипниках свободно вращались специальные кольца, в которые легко и без промаха проникали его «культяшки».  Он также придумал и другие приспособления для машины, чем облегчил себе управление этим «средством повышенной опасности». Он был отменным водителем, его всегда манили дальние дороги, и он без страха и сомнений совершал поездки на машине в Прибалтику, в Крым, на Кавказ. У него долгое время не было водительских прав – их побаивались выдавать инвалиду с таким увечьем. Его знала вся автоинспекция Москвы. Его останавливали, однако после небольшого «внушения» отпускали восвояси… Но у него были «права», завоеванные немыслимым, жизнерадостным мужеством.

 

Вспоминает Раймонд Янсон:

«Как-то возвращаемся с Юзиком в его машине из ресторана, и на Мосфильмовской улице (она считалась правительственной трассой) нас остановила ГАИ. Юзик выходит из машины, распахивает культями свой пиджак, чтобы можно было из внутреннего кармана достать документ. Гаишник вынимает только писательский билет, возвращает его Юзику и с укоризной произносит: «Товарищ Дик, вот вы без прав, без рук, а еще и выпивши! Ну как же так?!» Я тоже вылез из машины, решил помочь Юзику. Гаишник презрительно посмотрел в мою сторону и буркнул: «Ты лучше скажи, чем закусывал». Мы начали вовсю оправдываться, извиняться и слезно умолять, чтобы нас отпустили. Гаишники, а их собралось уже трое, стали думать, что же с нами делать.. Наконец, смилостивились, разрешили сесть в машину и сказали, что проводят нас до дома. Двое из них сели на мотоцикл с коляской и поехали впереди нашей «Волги». Юзик тут же заметил: «Смотри, как Хрущева провожают!»

Позднее Юзик все же добился водительских прав, экзамен по вождению у него принимала особая комиссия, и сдал его он без всяких замечаний. Только однажды сказал мне: «Знаешь, Раймонд, как хорошо было без прав! А теперь постоянная забота в голове – потерять боюсь».

Вспоминает Яков Козловский, сокурсник Дика по Литературному институту:

«Вот везет он меня домой, и у Белорусского вокзала пересекает сплошную линию дорожной разметки. Раздается милицейский свисток. Подходит инспектор ГАИ. «Ваши права?» Дик поднимает культи: «они в нагрудном кармане. Если вам не трудно, достаньте, пожалуйста». Милиционер в некоторой растерянности замирает и сочувственно произносит: «Можете следовать!», и еще честь отдает.

Иной раз упорство Дика обретало крамольный подтекст. Исключали из Союза писателей Пастернака. Дик вертелся у дверей зала, но входить в него не намеревался. Один из литераторов, член бюро творческого объединения детских и юношеских писателей, начальственно сказал ему: «Проходите в зал, сейчас начнется голосование». Дик ощерился: «А я голосовать не могу… У меня рук нет, рук нет…» (Воспоминания Козловского опубликованы в статье «Не дрогнув, мы войны испили чару», - «Литературная газета», 2001 год, 20-26 июня).

Изобретательством Иосиф Дик начал заниматься в силу обстоятельств. Он пишет о себе: «Изобретать начал от нужды. Вернувшись с войны с поврежденными руками, я придумал специальную манжетку для письма, и при помощи инженеров из конструкторского бюро А.С. Яковлева воплотил его в металл, а заодно и механический блокнот с передвижной бумажной лентой. В силу своего ранения я никак не мог расстегивать пуговицы на костюме и брюках. Магниты? Но мне негде было достать небольшие сверхмагнитики, и эта мысль повисла в воздухе. Я перешел на обыкновенные крючки».

В журнале «Техника – молодежи» №11 за 1974 год напечатан доклад Дика «Принцип полёта». В предисловии к докладу он пишет: «Я всё время ругаю себя: ну зачем ты суёшь свой нос туда, куда не следует? Сидел бы себе дома, писал, как тебе, писателю, положено, рассказы или повести – так нет, надо ещё и в изобретатели лезть, и всякие гипотезы сочи
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:52:55 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #10 : 03 Ноября 2011, 12:47:33 »
0
Глава 4.

Раймонд Янсон – председатель ДСУ

 

Раймонд был в той же детдомовской «спецгруппе», что и Дик, и судьба его не менее драматична. Четыре года – детдом, а потом – война. Раймонд вспоминает:

«Большинству из нас фронт «не доверили». Я, например, как и Володя Стигга, оказался в стройбате, строил дорогу, валил лес. На этих работах дошел до того, что из-за истощения не мог выйти на работу. Вынужденный прогул обернулся для меня семью годами лагерей. Надо же было так случиться, что прокурору, который приехал к начальнику пункта попьянствовать, для оправдания командировки понадобилось сфабриковать какое-нибудь «дело». Первыми подвернулись под руку «прогульщики». Прокурор вызвал, распорядился, и я, молодой идиотик, сам на себя протокол понес в район (без всякого конвоя) – там меня, «голубчика», и взяли. Я получил срок за «дезертирство» и три года поражения в правах вдогонку «за отца». Что я там прошел – не рассказать».

И далее: «После освобождения мне предписали жить на станции Поклевской, а я на свой страх и риск махнул в Москву. Там услышал, что  Юзик и его сестра Бубочка в Москве. Разыскал их через справочное. Жили они в коммуналке. Захожу. Юзик бросается меня обнимать, вижу, рук у него нет и глаз покалечен. Я слышал, что он комиссован вчистую, но чтобы у него было такое увечье – даже представить себе не мог. Ну вот, встретились мы и стали узнавать, где остальные. Разыскали Карлушу в Челябинске, Володю Стиггу, Вилли Шварцштейна, Мишу Николаева. С тех пор мы встречались регулярно».

Раймонд так и остался председателем «детского самоуправления» на  всю жизнь. Сколько встреч, поездок в Рыбинск – место первой ссылки – было организовано им!

Он всю свою жизнь по крупицам собирал материал о своем отце и об отцах всех детей «спецгруппы». Я до сих пор не теряю с ним связь, и почти всё, что я пишу о них, я узнаю от Раймонда. Он единственный сумел добиться доступа к секретным документам и узнал о своем отце, кто донес на него, за что его осудили, где был расстрелян и похоронен.

У Раймонда есть альбом, в который на протяжении многих лет он заносил сведения о своем отце и о родителях своих тринадцати друзей, с которыми его свела суровая зима 1938 года. Энкаведешники,   вывозившие во время обысков все документы и фотографии своих жертв, полагали, что «концы в воду». А жизнь распорядилась иначе. На одной из встреч Виляя Шварцштейн прочитал такие стихи:

Нас сплотило ненастье,

Много лет пронеслось,

Но нам время не застит

То, что в детстве стряслось:

 

Обыск ночью, аресты

Дважды в каждой семье.

Где отец – неизвестно.

Мать – в Бутырской тюрьме.

 

Детприемник. Охрана.

Фото в профиль, анфас.

Оттиск пальцев… Ну прямо

Как преступников нас

 

Еще тепленьких взяли,

Под конвоем везли,

В город Рыбинск сослали,

(А и дальше б могли).

 

А могли бы и в лагерь

(Что ж, мерси  и на том)…

Был уютней тюряги

Нас пригревший детдом.

 

После войны Раймонд Янсон закончил геологический факультет Латвийского университета. Долгое время работал главным геологом на изысканиях трасс магистральных нефтепроводов. Облетел и объездил всю бывшую Советскую страну, начиная с Чукотки, Магадана, Владивостока, и кончая Закавказьем и Закарпатьем. Довелось ему работать в Ираке и на Кубе.

Его родной брат Эвалд после окончания сельскохозяйственной академии получил специальность инженера-гидротехника, работал на разных крупны объектах строительства гидромелиоративных сооружений в разных районах страны. Три года трудился руководителем группы советских специалистов на Кубе. В этот период два брата Эвалд и Раймонд встретились на международном курорте Варадеро.

Эвалд жил в Риге. Его не стало 18 июля 2007 года, он умер в возрасте 82 лет.

Последний большой сбор рыбинской «спецгруппы» состоялся по случаю 40-летия братской дружбы. Всем участникам была направлена повестка такого содержания: «Вам предлагается явиться в качестве свидетеля по делу СДВН (Союз детей «врагов народа») для дачи показаний по итогам 40-летней деятельности Союза, образованного в Даниловском приемнике, благодаря трогательной  заботе  Правительства образца 1937 года. Явиться следует 25 февраля 1978 года в 15 час. по адресу: г. Москва, 2-й Донской проезд, д.6, кабинет 54. Явка строго обязательна. Председатель ДСУ детдома им. 1 Мая Р. Янсон».

Была оформлена большая фотогазета под заголовком «Нас было тринадцать». На вечере присутствовала приехавшая из Рыбинска жена директора детдома Антонина Павловна Жукова. Всего собралось за столом 18 человек. Начали вечер с того, что каждый вставал и произносил имя своего расстрелянного отца, и в этот момент Юзик включил магнитофон, зазвучал «Реквием» Моцарта. И было видно, как у всех от волнения перехватило горло, у многих от слез увлажнились глаза. Так помянули дети своих замученных отцов.

Боря Решетников, муж двоюродной сестры Раймонда Бируты, прочитал пародию на песни Джамбула, воспевающие батыра Ежова, батыра Ворошилова и других батыров. (Отец Бориса тоже был расстрелян). Там были такие строки:

 

С тех пор, как стрелять утомившись вконец,

Усоп наш бессмертный усатый отец,

С тех пор, как почил он, оставив в наследство

Нам светлую жизнь и счастливое детство,

С тех пор, как он гикнулся, когти откинув,

Не слышали больше мы песен акынов…

…Но мысль к тем годам возвращается снова,

Когда по приказу наркома Ежова,

По воле отца, что возглавил народ,

Всех прочих отцов отправляли в расход…»
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:52:08 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #11 : 03 Ноября 2011, 12:48:07 »
0
К сожалению, 1978 год оказался для друзей очень печальным. В июне после тяжелой болезни скончалась Биба Дик, в сентябре – жена Володи Стигги Зоя. Позднее, в 1980-м, умер Лева Гинзбург, в 1983-м – Володя Стигга, в разное время умерли Сергей Ленский, Иосиф Дик и Карл Кристин.

Куда бы ни забрасывала их судьба, они никогда не забывали о рыбинском детском доме, который принял их с добром, в котором они встретили людей, вернувших им веру в жизнь.

 

ЗДЕСЬ  _ ФОТО «ИХ БЫЛО ТРИНАДЦАТЬ» Подпись под фото:

Последняя встреча в 1978 году: 40 лет братской дружбы. Верхний ряд, слева направо: Эвалд Янсон, Лев Гинзбург, Вильям Шварцштейн, Элла Янсон (жена Раймонда), Бирута, Майя (жена Шварцштейна).

Средний ряд: Владимир Стигга, Зина Смирнова, Антонина Павловна Жукова, Биба Дик, Зоря Кристина, Нина Николаева, Зоя Стигга (жена В. Стигги).

Нижний ряд: Раймонд Янсон, Борис Решетников.

 

Сейчас в живых остался один Раймонд Янсон. Он живет в Израиле, в городе Беер-Шева. Я не теряю с ним связей. Его письма всегда полны оптимизма, веры в будущее. В них много вырезок из разных газет, всё, что он узнавал о детях из «спецгруппы», пересылал и мне. Этот скопившийся архив и позволил мне написать  об этих детях и их родителях, ибо нельзя придать забвению те станицы истории страны, которые многие годы были скрыты под грифом «секретно».

В 2003 году я получила от Раймонда большое письмо, которое нельзя было читать без содрогания. Назвал он его «Грустное свидание с Родиной». Вот фрагменты этого письма:

«Летом 2003 года, после десятилетнего перерыва, накануне своего восьмидесятилетия, довелось мне побывать на своей родине в Москве. Основной целью поездки было посещение расстрельного полигона «Коммунарка», где в зловещие тридцатые годы производились массовые убийства людей. Там, в «Коммунарке» расстрелян мой отец, отцы многих друзей-побратимов по рыбинскому детдому, а также большое число знакомых людей по дому 9/11 в Потаповском переулке, в котором наша семья проживала в Москве. Бывший спецобъект НКВД СССР «Коммунарка», где находилась секретнаяд дача наркома  Г.Г. Ягоды, расположен  в трех километрах от юго-западной окраины Москвы, на 24-м километре Калужского шоссе. Напротив объекта прямо на шоссе находится совхоз одноименного названия. «Коммунарка» - один из двух самых больших расстрельных полигонов Подмосковья. Второй располагается в 17-ти километрах от первого, в Милицейском поселке, что за Южным Бутовом. Масштабы двух захоронений не поддаются осмыслению. Предположительно в «Коммунарке» расстреляно  от 10 до 15 тысяч человек, а в Бутове – 27-30 тысяч. В «Коммунарку» попадали в основном представители партийного руководства, военные высокого ранга, руководящие работники из сферы промышленности и экономики, известные ученые и выдающиеся деятели культуры и искусства. А в «Бутове» был налажен конвейер по уничтожению людей без разбора, всех подряд.  Там были уничтожены иерархи православной церкви. «Коммунарка» и «Бутово»  - две отметины на кровавой истории России ХХ века, и расположены они не где-то на необозримых просторах страны, а здесь, совсем рядом, на окраине Москвы.

Путь к «Коммунарке» у меня по времени растянулся на 66 лет. Много лет спустя, постоянно собирая документы, относящиеся к тем страшным событиям, я раздобыл Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел Союза ССР от 15 августа 1937 года за № 00486, на основании которого ломали судьбы ни в чем не повинных людей. Трудно представить, что такой документ мог составить нормально мыслящий человек со здоровой психикой. По этому приказу все наши матери были осуждены на 8 лет лагерей ни за что! Лишь нашей маме «повезло»: из двух лет пребывания в Бутырской тюрьме она полтора года пролежала в тюремной больнице, где переболела открытой формой туберкулеза и цингой. По-видимому, решив не возиться с опасно больным человеком, ее осудили на пять лет ссылки, которую она отбывала вместе с нами в Рыбинске. Она постоянно писала бесчисленные заявления во все судебные инстанции, пытаясь выяснить судьбу отца. Следовал стандартный ответ: «Ваш муж осужден правильно, оснований для пересмотра дела нет». Подпись – Ульрих. На вопросы «что с ним» и «где он» отвечали стандартной формулировкой: «Осужден на 10 лет без права переписки, строго режимный лагерь». Только потом нам подсказали, что на чекистском жаргоне это  означало расстрел. И только через 66 лет я смог, наконец, подойти к этой страшной территории, где были убиты многие тысячи людей. До 1997 года это была закрытая, строго охраняемая зона, числившаяся как объект КГБ. Вспоминается, как мы с друзьями частенько ездили по Калужскому шоссе к Юзику на дачу в Красную Пахру, и каждый раз, проезжая мимо этого зловещего места, наш друг Ваня Светлаев, указывая на уходящую в лес неприметную грунтовую дорогу, над которой висел запрещающий знак «кирпич», всякий раз говорил: «Вот там расстреливали ваших отцов».

Вспоминает Раймонд Янсон: «…Мы подошли к воротам территории с моей двоюродной сестрой Бирутой. Ей отец также расстрелян. Это мой дядя Александр Юрьевич Беккер, инженер-радиотехник, расстрелян 5 апреля 1938 года на полигоне «Бутово».

На воротах установлена доска с надписью:  «В этой земле лежат тысячи жертв политического террора 1930-1950 годов. Вечная им память!»

Территория «расстрельного полигона» только весной 1999 года была передана от ФСБ РФ в ведение Русской Православной церкви, чтобы она, по-видимому, замолила грехи преступной власти. Здесь строится храм святых новомучеников и исповедников Российских, который станет центром подворья мужского Свято-Екатерининского монастыря. Сейчас здесь живут иноки и послушники, а в глубоких ямах и рвах по периметру забора с колючей проволокой лежат многие тысячи расстрелянных во времена «большого террора» людей.

 Мы вошли в густо залесенную часть территории, расположенную позади длинного одноэтажного дома, окрашенного в темно-зеленый цвет. Это бывшая дача наркома. По-видимому, сюда заводили людей перед расстрелом, и там же расстрельщики после «тяжкого» труда отпаивались водкой и смывали кровь.

Затем по еле заметной тропинке мы спустились в длинный лог с пологими склонами. Было сыро и сумрачно, всё дико заросло. Нутром почувствовал, что стою на страшном месте, где-то под моими ногами лежат останки невинно загубленных людей. Каждую ночь здесь убивали по сто-двести и более человек. У меня в руках – расстрельный список на 120 человек, в котором под номером 116 напечатано имя моего отца – Янсона Кирилла Ивановича.

Какой-то озноб пробегает по телу, в душу проникает ужас, мысли путаются, и всё время крутится в голове: «Как вообще такое могло случиться?»

Из ребят нашей рыбинской «спецгруппы» многие покинули этот жестокий мир, они так и не смогли побывать на месте гибели отцов, и поклониться их праху. Исполняя свой долг, делаю это за них.

Склоняя свою седую голову, мысленно повторяю имена  наших загубленных отцов:
Дик Иван Осипович 1893 года рождения, румын, зам. Начальника отдела ЦУНХУ Госплана СССР. Расстрелян 4 января 1938 года.
Кристин Адольф Иванович, 1901 года рождения, еврей, начальник отдела ЦУНХУ при СНК СССР, расстрелян 25 апреля 1938 года.
Ленский Георгий Андреевич, 1896 года рождения, русский, начальник отдела инженерного управления РККА, полковой комиссар. Расстрелян 20 июня 1938 года.
Николаев Михаил Семёнович, 1897 года рождения, русский, зам. Начальника строительства Аэрофлота по Дальнему Востоку. Расстрелян 21 сентября 1937 года.
Пукит Александр Иванович, 1900 года рождения, латыш, начальник отдела снабжения внутренних войск НКВД Московского округа. Расстрелян 22 августа 1938 года.
Стигга Оскар Ансович, 1894 года рождения, латыш, начальник 1-го отдела разведуправления РККА. Расстрелян 29 июля 1938 года.
Тахо-Годи Алибек Алибекович,  1892 года рождления, даргинец, помощник заведующего отделом школ ЦК ВКП(б). Расстрелян 9 октября 1937 года.
Шварцштейн Яков Вульфович, 1892 года рождения, еврей, ответственный секретарь английской газеты «Москау Дейли Ньюс». Расстрелян 25 января 1938 года.
Янсон Кирилл Иванович, 1894 года рождения, латыш, командир 64-й стр. дивизии, комбриг. Расстрелян 22 августа 1938 года.

 

Пусть светла будет память о них!  И во веки веков пусть будут прокляты сталинские палачи в погонах чекистов – убийцы наших отцов!

 

…Передо мной документы, полученные их разных источников за последние  десять лет. Это прежде всего книга «Расстрельные списки» 1937-1941гг. по расстрельному полигону «Коммунарка», том первый. В этой книге памяти опубликовано 4527 кратких биографических справок людей, расстрелянных в Москве в этот период по ложным политическим обвинениям. Всего же на этом полигоне расстреляно более десяти тысяч человек.

Удалось также получить расстрельный список на 120 человек, приговор в отношении которых был приведён в исполнение 22 августа 1938 года. Список – естественно, под грифом «секретно», - подписан Председателем Военной коллеги Верховного Суда СССР, палач – юристом В.В. Ульрихом. И, наконец, диск, со сталинскими расстрельными списками, где собраны все эти документы, подписанные лично Сталиным и людьми из его ближайшего окружения. Таким образом, теперь можно представить, как действовала созданная Сталиным и чекистами система отправки людей на смерть.

В Центральном аппарате НКВД составлялись списки лиц, следствие по делам которых после зверских истязаний и пыток было уже закончено, и которых должны была судить Военная коллегия Верховного Суда (ВКВС). Внутри каждого списка было деление по первой и второй категориям. Категории обозначали предполагаемый НКВД приговор – к расстрелу или десяти годам лагерей. После этого списки объединялись под одной обложкой, на которой значилось: «Список лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного Суда СССР». На первой странице указывалось общее число  осужденных с разбивкой по категориям приговоров. В таком виде списки передавались Сталину. Свою визу и дату утверждения Сталин обычно ставил на обложке. Следом расписывались ближайшие сподвижники. О скорости оформления этих страшных документов свидетельствует пример с моим отцом. Он проходил по списку №2 бывших военных работников, подлежащих суду ВКВС СССР, на 208 человек. Сверху на обложке подписи Сталина и Молотова, и дата – 20 августа 1938 года. А 22 августа 120 человек из них, в том числе и мой отец, уже были расстреляны.

…Вспоминается, как Юзик еще в детские годы в детском доме говорил, что Сталин не может не знать, где мой отец. Теперь бы я, будь Юзик жив, мог бы сказать ему, что Сталин не только знал, а лично подписал его отцу смертный приговор. На списке, где есть имя Дика Ивана Осиповича, стоят автографы Сталина, Молотова, Кагановича и Ворошилова. Дорогой Юзик, это всё палачи и убийцы наших отцов!

Всего сохранилось 383 таких списка за период с 27 февраля 1937 года по 29 сентября 1938 года. Подписи Сталина стоят на 366-ти списках, в которых указаны 44 тысячи человек. Подписи Молотова – на 372-х списках, Ворошилова – на 195-ти, Кагановича – на 191-м, Жданова – на 176-ти, Ежова – на 8-ми, Косиора – на 5-ти списках.

Неизменным председателем ВКВС, начиная с 1926 года и в течение более чем двадцати лет, был палач – юрист В.В. Ульрих. Он же подписывал все предписания на расстрел, которые приводились в исполнение, как правило, в тот же день. Вся процедура суда занимала от 5-10 до 25-30 минут. Расстрелы на протяжении всего периода осуществляла одна и та же группа сотрm
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #12 : 03 Ноября 2011, 12:48:26 »
0
Глава пятая.

Сиротское братство.


 

Военные годы разбросали детей «спецгруппы в разные стоны. На фронтах с немецкими захватчиками воевали директор детдома Жуков, его воспитанники Иосиф Дик, Сергей Ленский, Эвалд Янсон. Раймонд Янсон и Володя Стигга попали в стройбат. Володя работал шахтером в Подмосковном угольном бассейне, Раймонд – чернорабочим на различных стройках страны. Биба Дик была медсестрой в госпитале.

После войны все сумели получить высшее образование. Иосиф Дик стал детским писателем, его сестра Биба стала инженером-экономистом. Раймонд Янсон получил диплом инженера-геолога, Эвалд Янсон – инженера-гидротехника. Вольдемар Стигга стал крупным конструктором, Карл Кристин – кандидатом технических наук, преподавателем вуза. Геолог Михаил Николаев работал специалистом Минцвета СССР, Вильям Шварцштейн – инженером-конструктором автозавода. Инженер-электротехник Сергей Ленский преподавал в техникуме. Его сестра Лида Ленская умерла от тифа во врем войны. Следы Махача Тахо-Годи, Саши Левина и Отто Пукита затерялись…

Так все дети, осознавшие свое сиротство и повзрослевшие  здесь, в Рыбинском детдоме, стали достойными людьми, преданными отечеству. При этом теплое чувство к Рыбинску они сохранили на всю жизнь. Они берегли детдомовскую дружбу, часто собирались вместе, переписывались и  дружили семьями.

После войны Дик и Раймонд в Челябинске разыскали Карлушу, в Горьком – Вильяма, в Воронеже – Сергей, а в Москве – Володю и Мишу. С тех пор связей они не теряли.

На одной из встреч в Москве в 1978 году муж Бибы Дик Лев Гинзбург подарил моей матери свою книгу «Колесо фортуны» - переводы немецкой классической и современной поэзии -  с дарственной надписью:

«Дорогой Антонине Павловне Жуковой с низким поклоном и сердечной благодарностью от Бубы Дик и ее мужа. Гинзбург».

В детдоме Бибиссу звали Биба, а друзья звали Буба. Так в детстве называл ее и отец, и в переводе с румынского это имя значило «Лялечка».  Дочь Бибы и Льва Гинзбурга живет сейчас в Америке, ее муж – известный композитор Александр Журбин. Вот что она писала в своей книге «Опрокинутый дом»: «Мои родители поженились 3 февраля 1949 года. В семейный фотоальбом вклеена отпечатанная на машинке «Программа свадебного вечера», состоявшего из «торжественной и художественной части, порционной раздачи продуктов и театрализованного представления «Неравный брак», действующими лицами и исполнителями которого были «Буба – девушка на выданье, Лева – начинающий автор – жених, и Дик – любимый детский писатель, автор книг и рецензии «Хорошая книга», Ю. Трифонов – литературный неудачник, гений, а также родители, гости, пьяные друзья, вина и закуски». Дик сделал доклад на тему «Как я выдавал сестру замуж». В граммофонной записи пели Т. Церетели, И. Козловский, М. Александрович, Л. Утесов…

…И весело всем им было, и вроде не страшно ничуть. А ведь практически все «Действующие лица» (ах, если б ремарки были бы подлиннее!) уже сполна на своей судьбе ощутили коварство и гнусность государства, что за окнами, в двух шагах, замышляло новое покушение на всех них, не добитых до конца тюрьмами, лагерями, приютами и сиротством. Как беспечны они, эти умники, острословы, озорники!

Вскоре после маминой смерти папа читал мне вслух новые главы из книги, у которой не было ни названия, ни формы, ни заданной темы, ни запланированного листажа. Я кипела от негодования.  Кто дал ему право так выворачиваться наизнанку, выволакивать на свет Божий свою скорбь, интимнейшие подробности личной жизни, жизни нашей семьи – прямым текстом, не меняя имен? «Да имей же ты совесть! Разве можно тиражировать боль? Распродавать слезы?» «Ну, ну, - говорил папа, не обижаясь, не ерепенясь. – Критиканствуешь ты, Ира». И эта папина невозмутимость подстрекала меня подыскать самый последний и беспощадный довод: «Ну, знаешь, так искренне, так откровенно можно писать только после смерти», Помню, у меня самой в глазах помутилось от предчувствия, от прозрения. Но папа мой преспокойно ел политое вареньем мороженое, и наплевать ему было и на меня, и на смерть.

За несколько часов до операции, после которой он больше так и не пришел в себя, папа сказал медсестре, как должна называться его книга, процитировав по-немецки строчку любимого своего Генриха Гейне, сокровенная еврейская ирония которого никогда не поддавалась его переводам целиком и полностью. «Und nur mein Herz brach» - «Разбилось лишь сердце мое»… Разве так неуклюже, так безразлично сказал бы он сам за Гейне по-русски?»

Сохранилось письмо Гинзбурга, которое он написал нам после смерти своей жены Бубы Дик.

«Москва, 4 июля 1978 г

Дорогая Антонина Павловна! Спасибо Вам за Ваше материнское письмо. Наша Бубочка покинула нас  19 июня в 1ч.50 мин. Дня. Я и в последние месяцы ее жизни часто слышал от неё добрые слова о Вас и Вашем муже. От себя низко кланяюсь Вам за то, что Вы были добры к моей незабвенной Бубе в самые трудные годы ее жизни, такой короткой.

Она была светлым, чистым, святым человеком, может быть и от того, что среди её воспитателей были и Вы. Еще раз низко Вам кланяюсь. Всегда Ваш Гинзбург».

 

Вот еще одно письмо из моего архива. Его написала Зоря Кристина из США, где она сейчас живет. «Здравствуйте, уважаемая Галина Александровна! Получила письмо от Раймонда из Израиля, где он пишет, что 5 февраля у вас славный юбилей. Поздравляю Вас и желаю здоровья, благополучия и побольше всяческих радостей!

Вы вряд ли помните меня, хотя я из той же московской группы детей. До детского дома им. 1 Мая я жила в дошкольном детдоме под Ярославлем, а начиная с пятого класса училась и жила в детском доме на хуторе Сывороткино под г. Тутаев. Варвара Азаровна Морева сделала все, чтобы избавиться от всех нас. Многих мы так и не нашли, хотя искали много лет.  Моего брата Карлуши уже нет с 1989 года. Он умер в 63 года в г. Челябинске. Перед этим очень тяжело болел в течение 15 лет. У него осталось трое детей – сын и две дочери. Они живут в России.

Здесь, в Нью-Йорке живет моя дочь с семьей, у нее два сына, подростки 12-ти и 16-ти лет. Хорошие мальчики, умные, добрые. Я счастлива, что они рядом, что мы живем в прекрасной свободной стране.  Мама здесь жила 3,5 года. Она умерла в 95,5 лет. Похоронена здесь, в Нью-Йорке. Просто поразительно, что она прожила столько после тюрьмы, 10 лет лагерей (до 1947 года), ареста в 1952 году.

Если бы не смерть Сталина, она бы там и сгинула. Ее освободили после его смерти в 1953 году.

Я хорошо помню Вашего папу Александра Иосифовича, погибшего на фронте. Помню, как все изменилось с приходом Морева. Все очень грустно.

Я желаю Вам и Вашим близким всего самого доброго в Новом году. Здоровья Вам и долгих лет.

С уважением  - Зоря Кристиан, по мужу я – Крижановская. 3 января 2005 года».

Зоря Кристина и Нина Николаева были поначалу в той же «спецгруппе», но поскольку они были дошкольницами, их высадили в Ярославле и отправили в дошкольный детдом. Мама Нины и Миши Николаевых после ареста не выдержала допросов в Бутырской тюрьме и вскоре умерла. А Нину и Мишу взял на воспитание дядя, брат матери. В детдоме они быле недолго, но сиротское братство сохранили.

Володя Стигга в детдоме был секретарем комсомольской организации. Это был застенчивый юноша, отличавшийся исполнительностью и трудолюбием.

Вступить в комсомол им помог директор детского дома Александр Иосифович Жуков. В то время некоторые руководители сомневались в том, что можно принимать этих детей в комсомол, ведь их родители репрессированы. Но директор и завуч настояли, чтобы райком комсомола поддержал решение первичной организации.

У Володи рано проявились конструкторские способности. Из школьного пенала он смастерил фотоаппарат и они с ребятами делали снимки. Закончив институт, Стигга стал  крупным и известным в своей сфере конструктором-механиком.

Интересная история связана с Сергеем Ленским, сыном репрессированного генерала. Какими-то правдами и неправдами ему удалось попасть на фронт. Там он совершил вылазку, за которую его представили к высокой награде, но, заглянув в личное дело, тут же отозвали документы. После войны его не принимали в институт, и он явился в приемную Берии, «качал» там права и ударил по лицу референта в ответ на его замечание: «Мы еще посмотрим, какой ты фронтовик, и кто ты есть на самом деле». Сергея тут же схватили. Судили его не за мордобой, а за «незаконное хранение оружия» (у него с войны остался «вальтер»). Осудили на пять лет, так что, по его словам, он «на брюхе прополз знаменитый маршрут от низовьев Оби до низовьев Енисея».

После войны так и не удалось отыскать Махача Тахо-Годи. Но я хорошо помню, как он на всех праздниках лихо отплясывал лезгинку, встав на самые кончики пальцев, раскинув в стороны руки, с возгласом «асса». Он был неповторим. И я, придя домой, перед зеркалом пыталась повторить его движения в танце…

…Сегодня на месте бывшего детдома имени 1 Мая не осталось ничего, даже отдаленно напоминающего о тех непростых временах. В Заволжье решили, что здесь надо строить часовню. «Мы хотим это место увековечить», - говорят они. Это было бы справедливо, ведь для нашей «спецгруппы» и Рыбинск, и Заволжье, и этот детский дом были очень дорогим, может быть, самым дорогим местом на свете.
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:51:47 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #13 : 03 Ноября 2011, 12:48:51 »
0
Глава шестая.

ЛЮДИ ЗВЕЗДНОЙ СУДЬБЫ - РЯДОВЫЕ РЕВОЛЮЦИИ


 

Почти тридцать лет писатель Иосиф Дик работал над книгой – повестью об отце, Дическу – Дике.

Он родился 12 мая 1893 года в Бухаресте, в семье маляра. С детства любил книги, музыку, театр, музеи. Обладал феноменальной памятью. У Дика был талант к языкам, и он серьезно занимался изучением итальянского, французского, испанского. В начале сентября 1916 года он попал на фронт и в первый же день получил ранение: одна пуля проникла под левую ключицу, другая задела легкое.  В госпитале Дическу-Дик был при смерти, но молодость помогла ему выжить. Из госпиталя его направили в школу прапорщиков, но Дическу-Дик через знакомых итальянцев получил паспорт на имя умершего Луиджи Роветта, и февральской ночью, перемахнув через забор, бежал из училища. Целью пути был революционный Петроград. В апреле 1917 года в Петербургском комитете РСДРП (б) он получил партбилет № 1724, и стал первым румыном – членом большевистской партии.

В 1919 году Дическу-Дик временно исполняет обязанности военного комиссара г. Самары. В то время в Самаре свирепствовали тиф, цинга и холера, и в борьбе с эпидемиями ребовалась самая энергичная военная помощь. Самым тифозным «вулканом» был самарский вокзал. Когда впервые Дическу-Дик пришел туда, то вши буквально хрустели у него под сапогами. Военный комиссар, специально наголо остриженный, бывало, сам поднимал на носилки больных, находившихся в бреду, дежурил по ночам в лазаретах, добывал продукты для выздоравливавших, карболку для дезинфекции…

 

В апреле 1920 года Дическу-Дик был уполномочен сопровождать поезд с продовольствием в Москву – в виде подарка от армий Туркестанского фронта товарищу Ленину, ко дню его 50-летия. Спустя 7 лет, 22 апреля 1927 года Дическу-Дик напечатал в Газете «правда» подробный отчет об этом путешествии. Статья называлась «Красноармейцы и Ленин». Привожу ее в сокращении.

«Организация всего этого предприятия была поручена мне. Дело было нелегкое. Скоры        й поезд Самара-Москва  покрывал это расстояние в течение 12, а то и 14 суток. Но как бы то ни было, хлеб был собран в достаточном количестве, мы организовали специальный поезд, в состав которого вошло 20 вагонов хлеба. Этот поезд мы назвали в честь Ильича «Поездом Ленина» и 19 апреля тронулись в путь.

На первом вагоне поезда был прибит красный плакат с надписью: «Красноармейцы Туркфронта – первому красноармейцу революции В.И. Ленину в день его 50-летия». Политотдел фронта дал мне адрес для вручения Ильичу и в этих целях назначил и своего представителя.

По всей линии «всем ЗК» (заградительным кордонам) была отправлена телеграмма об оказании мне полнейшего содействия в смысле беспрепятственного и внеочередного пропуска поезда по назначению.

Несмотря на все эти мероприятия, мы встретили немало затруднений в пути. Перед станцией Батраки сгорел паровоз. Не доезжая станции Инзы, мы потерпели первое крушение. На станции Ночка мы имели конфликт с заградительным отрядом Наркомпрода, который никак не хотел признать действительным разрешение на провоз продовольствия выше нормы красноармейской команды поезда. Только наличие оружия у нашей команды заставило начальника пустить нас дальше.

Перед Рузаевкой наш поезд потерпел второе крушение, при котором было ранено несколько красноармейцев. Я не говорю уже о буксах. Они горели неимоверно часто, и мы были принуждены перегружать вагоны не менее десяти раз. На станции Рыбная, где была база Наркомпрода, нас просто не хотели пропускать дальше. Представители этого учреждения хотели обезличить наш поезд и переотправить муку по разным нарядам.  Мы напрягали все усилия, чтобы убедить представителя Наркомпрода не делать этого. Мы ему показали с десяток бумаг, мандатов, предложений, удостоверений, разрешений самарского губпродкома. Но всё напрасно. И здесь наша охрана сыграла решающую роль и спасла поезд.

И всё же, несмотря на все инциденты, мы вечером 22 апреля 1920 года, накануне дня 50-летия Ильича, благополучно прибыли в Москву. Но и здесь нас ждала история с «обезличиванием» со стороны Наркомпрода, агенты которого на Казанском вокзале начали хозяйничать в нашем поезде. Тогда я решил обратиться к Ленину. По телефону из Наркомпрода вызвал т. Фотиеву, сказал ей о нашем прибытии и спросил о том, сможет ли Ильич нас принять. Через несколько минут т. Фотиева сообщила, что Ильич нас ждет.

Ильич принял нас восклицанием:

-Здравствуйте, товарищи!

Встал, подал нам руку и просил сесть. Мы сели и начали дружно беседовать. Прежде всего, Владимир Ильич спросил, когда мы уехали из Самары и когда приехали в Москву.  Когда я сказал ему, что уехал 19 апреля вечером, приехал 22 апреля вечером, Ильичу не хотелось верить:

- Не может быть, чтобы вы в такое время, когда нужно минимум 8 суток, приехали в течение 3 суток!

Я и мои товарищи продолжали его уверять, он сказал:

- Ну, батеньки, вы герои! Неужели ваш транспорт имеет уже возможность так гладко работать?

Наша беседа с Ильичем длилась около часа. Он был бодрый, подвижный, громко смеялся». (Газета «Правда», 22 апреля 1927 года).

В 1921-1922 гг. Ион Дическу-Дик был слушателем Военной академии имени Фрунзе. В 1922-1923 годах в штате этой академии был преподавателем румынского языка, а в 1924-1925 годах – в Высшей школе военных летчиков. Кроме того, Дическу-Дик продолжал работу и как член пропагандистской группы ЦК ВКП(б).

Откуда у него брались силы!  Ведь он еще часто выступал со статьями в центральных газетах, принимал участие в работе журнала «Красная Бессарабия», писал воспоминания.

Он был профессиональным революционером, а такие люди о себе не думали. Важнее всего на свете для них было ДЕЛО.

В 1923 году Дическу-Дик вместе с семьей из Москвы уехал в Одессу. Там работал в молдавском отделе губкома партии. Выезжал в Тирасполь, в сёла, читал лекции в молдавской партшколе. Именно ему поручили составить первый молдавский букварь, который был создан и выпущен в свет за четыре месяца!  Дическу-Дик был неутомимый литератор и человек, сведущий в вопросах философии, культуры, этнографии, географии.

Свою книгу об отце Иосиф Дик заканчивает так: «Отец потерял свою родину в юности. Но, пройдя через горнило Октябрьской революции, он обрел две родины! Я долго всматривался в отцовское лицо – молодое, с добрым взглядом – и думал о том, что память о Дическу-Дике живет у нас в стране – во многих книгах, посвященных революции, в научных трудах. Его портреты - в Кишиневском музее истории компартии Молдавии, в московском Центральном музее революции, в Центральном музее Вооруженных сил, а имя занесено в Биохронику В.И. Ленина, в Большую Советску, Советскую историческую энциклопедии, Молдавскую энциклопедию и румынский энциклопедический словарь».

 
« Последнее редактирование: 03 Ноября 2011, 12:51:30 от vazin »
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #14 : 03 Ноября 2011, 12:49:25 »
0
У меня в руках – газета «Советская молодежь» за 18 апреля  1965 года – орган ЦК ВЛКСМ Латвии. Здесь в статье «Комбриг Янсон» - воспоминания об отце Раймонда и Эвалда. Автор статьи -  Я. Фишер. Привожу ее в сокращении.

«Передавая мне письмо, Алина Кирилловна (жена комбрига) сказала: «Это письмо я получила на днях от одного из товарищей мужа, бывшего начальника штаба Северного фронта в Испании, известного испанского коммуниста Ф. Спутата». В письме говорилось: «Я знал Кирилла Ивановича Янсона, который под псевдонимом Йонсон был первым советником армии северного фронта. О его работе и отношениях с окружающими я могу сказать, что первое и второе были безупречными. Говорю об этом потому, что могу судить о нем, ибо видел в Йонсоне первого советского товарища, который прибыл на наш Север, первого советского воина, с которым мне пришлось общаться.  Кирилл Иванович нам очень во многом помог. Он был толковым человеком, объезжал фронты и соединения, принимал участие в боевой подготовке батальонов, не избегал опасных мест.  Его советы были всегда разумными и тактичными…»

Кто же такой Йонсон, о котором с такой похвалой отзывается один из героев освободительной борьбы в Испании? Кто этот человек, покоривший испанских товарищей отвагой и скромностью, тактом и трудолюбием?

 Он родился на хуторе Унитес, расположенном недалеко от Эргли. Дом этот ничем не примечателен. Как и на многих других крестьянских хуторах, его обитателей никогда не покидали нужда и лишения. И в этой семье дети слишком рано взрослели.

К началу Первой мировой войны Кирилл Янсон успел закончить Рижское реальное училище и приобрести специальность землемера. А уже в 1916 году в окопах Западного фронта звучал страстный голос Янсона, призывавшего рабочих и крестьянских парней в солдатских шинелях к свержению самодержавия. Он являлся одним из борцов за народное счастье, и в бурные дни Февральской         революции 1917 года вступил в партию большевиков.

Пламенный пропагандист и отличный организатор, К. Янсон в те дни полностью отдался партийной работе среди латышских стрелков. Он избирается членом солдатского комитета Военно-революционного совета первой армии.  А когда начался отбор латышских стрелков в роту по охране Смольного, среди самых преданных делу революции людей оказался и Янсон.

Вскоре после победы Октябрьской революции Янсон один из первых латышских стрелков был направлен на работу в Наркомвоенмор. Ему поручили ответственный пост председателя совета Главного управления по довольствию войск. Здесь он работал вместе с видным деятелем партии и государства Николаем Подвойским.

В стране были разруха и голод. В армии не хватало оружия, боеприпасов, продовольствия. Надо было организовывать снабжение войск самым необходимым. Янсон успешно справлялся с этим нелегким делом. А когда в 1918 году он уезжал на учебу в академию Генерального штаба РККА, Подвойский в знак благодарности наградил его именным подарком, а их теплые, дружеские отношения сохранились на долгие годы.

Годы учебы Янсон прошли в основном на полях сражений.  Слушатели академии то и дело покидали учебные аудитории. Их направляли на самые ответственные участки фронтов. Затем возвращались, и – снова уходили в бой.

Янсон работал начальником связи первой армии, затем начальником штаба Дриссанской группы войск. Позднее его перевели на Западный фронт начальником оперативного отдела штаба.

В 1919 году в осажденной Самаре К. Янсон, выполняя особое задание, был схвачен белогвардейцами. Ни изнурительные допросы, ни пытки не заставили красного командира говорить. Под усиленной охраной он был отправлен в Уфу. Но в дороге ему и еще двум слушателям академии удалось выпрыгнуть из теплушки поезда. Академию Янсон блестяще окончил в 1921 году. Затем командует корпусом в Минском военном округе. В 1924 году его направляют в Высшую школу летчиков – наблюдателей, после окончания которой он был назначен заместителем начальника штаба военно-воздушных сил РККА.

В послужном списке К. Янсона есть и работа на дипломатическом поприще.  С 1925 по 1927 год он был аккредитован правительством в качестве военного атташе посольства Союза ССР в Италии. Этот период особенно знаменателен в жизни Янсона. Здесь состоялось его знакомство с писателем М. Горьким. С первой же встречи между ними установились взаимные симпатии. Кирилл Иванович часто наведывался к Горькому в Сорренто. Примечательно, что в письмах к Янсону, человеку сугубо военному, Алексей Максимович делился мыслями о литературе, культуре вообще.  Горький, отдавая дань безукоризненной военной выправке Янсона, шутя называл его полковником. Позднее, в начале 30-х, Кирилл Иванович нередко выезжал в Италию, и всегда был желанным гостем в доме Горького.

Вернувшись из Италии, Янсон занимал ряд ответственных постов в аппарате Реввоенсовета, в январе 1932 года был назначен помощником начальника вооружений РККА. Летом 1936 года Янсон  с отличием окончил военную академию имени Фрунзе.  В то время газетные страницы запестрели тревожными сообщениями из Испании: фашистские головорезы при поддержке Гитлера и Муссолини открыто выступили против законного правительства Народного фронта. Среди советских добровольцев, отправившихся в те дни на помощь испанцам, был и комбриг Янсон. Бывший начальник штаба Северного фронта Ф. Спутат пишет, что на испанской земле в боях особо отличилась эскадра «курносых», которая непосредственно выполняла указания Йонсона. Командовал эскадрильей прославленный советский летчик Борис Александрович Туржанский. «Это была эскадрилья героев, руководимая львом», - добавляет Спутат.

За заслуги перед испанским народом  революционное правительство республики басков наградило Янсона именным оружием и ценным подарком, а Советское правительство – орденом Ленина.  Отличный организатор, стойкий коммунист, пламенный патриот и прекрасной души человек – таким был славный сын латышского народа Кирилл Иванович Янсон», - заключает автор статьи «Комбриг Янсон».

 

* * *

Оскар Стигга  - «товарищ Оскар» - был заместителем начальника военной разведки Берзиня. Он готовил к работе группу Рихарда Зорге. Жена Оскара, латышская большевичка Зельма Яновна, так никому и не рассказала подробностей, связанных с этой работой. Судьба подарила ей долгую жизнь, но до последнего дня она хранила молчание, даже после того, как в журнале «Огонек» появилась публикация, проливающая свет на деятельность «товарища Оскара», готовившего группу Зорге.
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #15 : 03 Ноября 2011, 12:49:51 »
0
Глава 6.

Рядовые революции


 

…Оскар Стигга  - «товарищ Оскар» - был заместителем начальника военной разведки Берзиня. Он готовил к работе группу Рихарда Зорге. Жена Оскара, латышская большевичка Зельма Яновна, так никому и не рассказала подробностей, связанных с этой работой. Судьба подарила ей долгую жизнь, но до последнего дня она хранила молчание, даже после того, как в журнале «Огонек» появилась публикация, проливающая свет на деятельность «товарища Оскара», готовившего группу Зорге.

Журнал «Юность» (№12 за 1982 год) в статье «Собеседники Ленина» рассказывает об Алибеке Тахо-Годи.  Он родился в 1892 году в ауле Урахи Даргинского округа Дагестана, в семье бедного крестьянина. Ребенку не исполнилось и года, когда умер отец.  В неимоверно трудных условиях поднимала сына его мать Муминат, женщина одаренная, народная сказительница. Её песни о тяжелой доле горской бедноты он слушал с детских лет. Когда мальчику минуло восемь лет, его взял на воспитание проживавший во Владикавказе двоюродный брат отца, ученый и просветитель Башир Далгат, юрист по образованию.  Потом Алибек несколько лет жил в семье писателя Батырбека Туганова, а позднее – в семье педагогов Семеновых, глава которой Петр Хрисанфович, по призванию этнограф, был страстным собирателем фольклора. Характер юного даргинца Тахо-Годи формировался в кругу кавказско-русской интеллигенции.

Окончив в 1916 году юридический факультет Московского университета, Алибек вернулся на родину в Дагестан и вскоре стал одним из организаторов Дагестанской социалистической группы. В 1920 году Тахо-Годи вступил в РКП(б). Началась бурная жизнь. Алибек был  членом Дагестанского ревкома и заведующим отделом юстиции, одним из руководителей восстания против деникинцев.

Тахо-Годи был избран депутатом  восьмого Всероссийского съезда Советов. Делегатам был дан наказ доложить правительству в Москве о нуждах Дагестана. Представители горной страны следовали в Москву не просто как пассажиры – они сопровождали эшелон с продовольствием – подарок москвичам.

На съезде Тахо-Годи избрали членом ВЦИК. Он участвовал в подготовке проекта декрета об образовании Дагестанской автономной республики, в разработке проекта ее конституции.  И вот самый радостный день пребывания в Москве – встреча с Лениным.

«По ходу беседы на бланке Председателя Совнаркома Ленин делал краткие записи о нуждах Дагестана. Вот некоторые из них: «Хлеб… (договориться с продорганами), (и на семена 50 % недосева).  Мануфактура… Транспорт. Есть шоссе. Нужны грузовики, 40 minimum. Литографии (2 minimum) и бумага». А через месяц из Москвы в страну гор отправился специальный эшелон, который сопровождал Тахо-Годи. Дагестанцы восторженно встречали «ленинский поезд»: двадцать три тысячи пудов зерна, полтора миллиона аршин мануфактуры, земледельческие орудия, медикаменты, типографское оборудование и другие товары».

В трудные годы борьбы с голодом Тахо-Годи был назначен наркомом продовольствия Дагестанской АССР. Позднее в течение семи лет – с 1922 по 1929 годы – возглавлял Народный комиссариат просвещения Дагестана. Тахо-Годи полодил начало дагестанскому советскому краеведению и музейному делу. Он создал в Махачкале русский театр и Институт национальной культуры, приглашал к сотрудничеству лингвистов, археологов, редакторов и издателей, многие издания редактировал сам.

Образцом литературно-биографического жанра в дагестанской литературе стал изданный в 1928 году очерк Тахо-Годи «Уллубий Буйнакский». Особое место в литературном творчестве Алибека Тахо-Годи занимает его книга «Лев Толстой в «Хаджи-Мурате», изданная в 1929 году.

В том же 1929 году Тахо-Годи вызвали на работу в Москву и назначили заместителем начальника Главпрофобра в наркомате просвещения.  Позднее он ведал педагогическими кадрами институтов и университетов страны, руководил музеем народоведения.

В октябре 1931 года он стал директором научно-исследовательского педагогического института национальностей. С 1935 года Тахо-Годи работал в аппарате ЦК ВКП (б) – был заместителем заведующего отделом школ.

В Дагестане и сегодня чтут память А.А. Тахо-Годи. Его имя присвоено Дагестанскому научно-исследовательскому институту школ, а также – Урахинской средней школе Сергокалининского района. Перед зданием этой школы установлен бюст Алибека Тахо-Годи. В Махачкале и Буйнакске есть улицы, названные его именем, и установлены мемориальные доски на домах, где он жил. ..

 

…Об Адольфе Ивановиче Кристине рассказывает следующая публикация. Это журнал «Вестник статистики» (№9 за 1979 год). Здесь помещена статья С. Сазонова, посвященная 75-летию со дня рождения А.К. Кристина. Привожу выдержки из этой статьи.

«Советская статистика бережно хранит имена тех, кто внес свой вклад в дело государственной важности – ее развитие и становление. В истории промышленной статистики останется и имя коммуниста Адольфа Ивановича Кристина, труды которого сыграли выдающуюся роль в организации промышленной статистики СССР в 30-х годах.

А.И. Кристин родился в 1901 году в Бухаресте в семье архитектора. Жил он в Мюнхене (1902-1908 гг.), в Вене (1908 – 1913 гг.), Бухаресте (1913-1922 гг.) В 1926 году А.И. Кристин окончил экономическое отделение Института Красной профессуры в Москве. С 1928  по 1930 годы работал в ЦСУ СССР заведующим бюро иностранной статистики и секции конъюнктуры мирового хозяйства. С 1931 года руководил секцией машиностроения Госплана СССР.

Кристин был превосходным экономистом – исследователем, обладавшим большим опытом народнохозяйственного планирования».

 

О других отцах детей «Спецгруппы» известно совсем немного. Александр Иванович Пуккит в 30-е годы был начальником отдела снабжения Штаба внутренних войск НКВД Министерства обороны.  Арестован 22 января 1938 года. Военной коллегией Верховного суда СССО приговорен к расстрелу по статье 58-й 22 августа 1938 года. Реабилитирован в 1958 году.  

Яков Вульфович Шварцштейн – член американской компартии, редактор газеты «Moscow Daily News». Арестован 1 декабря 1938 года, приговорен к расстрелу. Реабилитирован в 1956 году.

 

Книга жизни борцов за народное счастье всегда открыта, и вносить в нее все новые имена и драгоценные штрихи жизни – долг моего поколения.

 
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #16 : 03 Ноября 2011, 12:50:17 »
0
Глава 7

Директор детского дома Александр Иосифович Жуков


 

Сегодня раздался звонок из Израиля, это Раймонд – руководитель ДСУ (детского самоуправление) детдома, бессменный руководитель всех встреч. Спросил, как идет моя книга, и тут же вопрос: а что я написала о своем отце? Мне было шесть лет, когда отец ушел на фронт. Детская память сохранила не многое.

Открываю письма, что писал Раймонд. Сколько добрых слов в нем об отце!

«Наш детдом под руководством нашего дорогого Александра Иосифовича, вечная ему память. Мог бы быть примером для всей страны! Да, с Рыбинском и детдомом нам повезло, никогда не забываю об этом».

И еще:

«Низко склоняю голову перед светлой памятью твоего отца, нашего незабвенного Александра Иосифовича, ставшего нам, воспитанникам Рыбинского детского дома, вторым отцом. Вечная ему память и слава!»

Мой отец родился в г. Ленинграде в 1908 году. После окончания учебного заведения, очевидно, педагогического, направлен в г. Углич воспитателем детской трудовой колонии. Здесь он познакомился с будущей своей женой Антониной Павловной. Здесь, в Угличе, родилась и я. Вскоре родители перебрались жить в Рыбинск, и отец работал инспектором ГОРОНО. В 1937 году его перевели на работу директором детского дома им. 1 Мая. Здесь, при детдоме, у нас была небольшая комната с отдельным входом. Невысокая фанерная перегородка разделяла комнату на две части: спаленка и столовая.

Свою работу в детдоме отец начал с организации подсобного хозяйства: завели поросенка, корову, лошадь, уток. По территории детского дома протекал ручей, и уткам было раздолье. Ручей назывался Гремячевским неслучайно. Весной, во время таяния снега, он нес свои воды с шумом и грохотом, перейти его можно было только перебираясь по забору детдома. У ручья была выстроена баня. А за баней в траве стрекотали кузнечики. Я любила наблюдать за ними и никак не могла понять, как же такие маленькие кузнечики могут так громко разговаривать, не раскрывая рта.

Однажды прачка вышла развешивать белье, увидала меня и каким-то шипящим голосом промолвила: «Директорская дочка, а в платье рваном ходишь». Было мне всего четыре года, но я вся в слезах прибежала домой и, плача, повторила эти слова. Родители пытались узнать, кто сказал мне такое, но я не выдала прачку. А вскоре отец уехал в командировку и о! радость – привез мне и сестре по беленькому платьицу.

Запомнился день 22 июня 1941 года – начало войны. Воскресенье. На этот день было намечено выступление детей детдома в г. Угличе. Я упросила отца взять и меня с собой. Встала рано. Был снят теплоход, и по Волге направились к шлюзам. Все стояли на верхней палубе, открылись ворота, и мы оказались в коробке, а наверху стояли женщины и что-то кричали нам, они были высоко и казались очень маленькими. Вокруг теплохода забурлила вода, теплоход медленно стал подниматься. Я испугалась, ухватилась за отца, но его позвали к капитану. Поручив меня старшим девочкам, отец ушел. Отворились другие ворота шлюза, теплоход вышел в водохранилище, развернулся и снова вошел в шлюз. Подошел отец, все смотрели на него. Ждали. Он сказал одно слово: «Война!». Ехать с концертом в Углич не было уже никакого смысла. Теплоход вернулся назад. С этого момента слово война запомнилось мне, как сто-то страшное и жестокое.

И еще в память врезалась дата 14 марта 1942 года. В этот день отец уходил на войну. Мне только что исполнилось семь лет, сестренке – четыре с половиной года, в кроватке спит братик, ему – восемь месяцев. Комната полна народа – взрослые, дети... нас поставили на стулья, и мы стояли, прижавшись к спинкам. Многие плачут. Кто-то подходит ко мне, спрашивает, почему же я не плачу, ведь отец уезжает на войну. Я отвечаю, что он со мной еще не прощался. Отец берет меня на руки, целует, а я плачу, обнимаю его целую и думаю: а вдруг я вижу его в последний раз?

Да, так и случилось, война отняла отца.

Закончив в Ярославле шестимесячные курсы среднего командного состава, мой отец, в конце сентября 1942 года, уехал на фронт. Лейтенант. Минометчик. На фронте все время был на передовой. Последнее письмо было от него 22 октября 1943 года.

А дальше были только письма, некоторые из них напечатаны в книге «Письма павших», изданной в 1981 году Верхне – Волжским издательством. Так моя мама увековечила память о своем муже. Письма отца и вырезки из газет я взяла из этой книги.

28 августа 1942 г.

«...Письмо пишу на коленке во время занятий, карандашом и немного небрежно. Я каждое утро, когда выхожу на зарядку, вспоминаю тебя. В 6 часов утра я по команде «Подымайсь!» встаю, а ты только кончаешь работу, Тося.

Я от Гали Пименовой получил письмо, где она мне, дорогая девочка, пишет, что организовала тимуровскую команду и оказывает семьям, в которых отцы ушли на фронт, помощь. Я очень рад таким сообщениям. Сообщи мне, в чем заключается помощь тимуровцев?..».

13 декабря 1942 г.

«...Нам выдали спички, и один коробок был нашей Рыбинской фабрики. Мне было очень приятно. Сразу родину вспомнил. Саночки доченькам пусть Ник. Андр.  делает скорее, чтобы они могли кататься. Всем большое спасибо за валенки. Посылаю, Тося, два стихотворения. Одно для тебя, другое для сына. Когда будешь укладывать его спать, и споешь ему, а твое пусть кто-нибудь выучит из моих воспитанников и продекламирует на вечере в новый год. Оно называется «Жди меня», а сыночку «Колыбельная». Вот, пожалуй, и все.

Крепко обнимаю и целую.

Саша».

21 марта 1943 г.

«...Из боя вышли 6 марта, сейчас идем в тыл на пополнение. В последнее время бои на нашем направлении происходили упорные и с превосходящими силами противника, о чем сообщало Совинформбюро 9 марта. Я воевал с трофейным оружием – с немецким автоматом и мадьярским пистолетом. Как говорится, бил проклятых фашистов их же оружием. Сам пока остался невредим, только малость поморозил ноги. Плохо ходить, да осколками в двух местах порвало шинель, правда, погибли все мои вещи, но что они, хорошо, что сам остался жив.

Твое, Тосенька, ожидание спасло меня в бою, а моменты иногда были очень критическими. Сейчас пишу письмо в хате. Остановились на отдых. Решил эти минуты использовать, чтобы хоть письменно поговорить с тобой. Фотокарточки тоже погибли, а так хочется взглянуть на вас. Ну, ничего! Что сделаешь – война. Разобьем фашистских извергов, сжигающих села, убивающих мирных жителей – женщин и детей (а мне все это пришлось видеть собственными глазами), вернусь, и заживем снова радостной и счастливой жизнью. Здесь уже чувствуется весна, стоят солнечный дни, тает снег. Куда поедем дальше, сказать трудно. Обо мне, Тосенька, не беспокойся. Думай больше о себе и детишках. Денег я не получал уже три месяца, как и все другие. Приедем на место, и сразу вам вышлю. Тося, себя ни в чем не стесняй. На нужды используй все мое барахло. Перешивай ребятишкам и себе. Чувствую себя сейчас хорошо. Иногда беспокоит авиация, хотя от фронта уже далеко. Ходят ли дочурки в детсад, а сынок в ясли?

Всего не опишешь. Вернусь – все расскажу...».

22 апреля 1943 7.

«Здравствуйте, дорогие, Тося, дочурки Галочка, Юлечка и сыночек Стасик! Шлю вам, моим родным, свой боевой сердечный привет и желаю быть здоровыми. Чувствую себя хорошо. Нахожусь на месте. Существенных изменений в жизни не произошло. Жду писем. Надеюсь, что получу их десятки. Сам посылаю часто. Не знаю, доходят ли они до тебя, Тосенька? 20 апреля послал тебе 1200 руб. переводом. Тося, посылаю тебе фотокарточку с моего начальника, которого я очень уважал, даже любил, но он погиб в последнем бою.

Пиши, родная, как ты живешь, как чувствуют себя деточки, пиши все подробнее. Что нового в детдоме и спокойно ли в Рыбинске? Думаешь ли иметь огород? Как с питанием. Опиши о родных в деревне, Угличе...».

16 июля 1943 г.

«...Писем от тебя, Тося, уже не было две недели. Беспокоюсь, получаешь ли деньги? Сегодня немного затишье, а то шли такие ожесточенный бои, каких я не видел даже в зимнюю кампанию, будучи на Воронежском фронте. Бои ослабли у нас еще и потому, что фрицам сильно ударили на Орловско – Курском направлении. Об этом ты знаешь из сводок Совинформбюро. На нашем направлении врагу тоже давали жизни...».

22 октября 1943 г.

(Последнее письмо отца)

«...Тося, обо мне не расстраивайся. Береги свое здоровье, ведь, может, тебе одной придется поднимать наших крошек. Хотя я надеюсь, что вернусь, но на фронте очень много неожиданностей. У меня был такой случай: под деревней Ф. мина попала в край окопа. Меня оглушило и засыпало, а рядом от товарища только кусочки полетели. В это время я вспоминал о тебе и подумал, что жив остался, видно, потому, что Тося моя сильно ждет и любит меня...».

Из красноармейской газеты «Во славу Родины»

30 августа 1943 г.

«Боевой приказ выполнен.

Мой взвод получил приказ офицера тов. Жукова: «Выбить немцев с укрепленного ими рубежа, занять его и укрепиться на нем». Ждали утренней зари, когда сон берет свое. В это время надо ворваться в оборону врага, забросать его гранатами и занять рубеж. Наступила долгожданная минута. Мы были готовы к атаке. Проверяю еще раз боевой порядок и оружие. Убеждаюсь в готовности бойцов и командиров драться.

Я подал команду: «По фашистскому зверю – огонь!» цепь рванулась вперед. В сторону фашистов полетели гранаты. Враг сильно огрызался, но ничто не могла сдержать порыв воинов.

Приказ выполнен, рубеж занят. Враг оставил 50 трупов и в панике бежал. Беспримерный героизм, мужество проявили бойцы и командиры тов. Жукова. Их подвиг Родина оценит правительственными наградами.

Младший лейтенант И.Н. Сысоев».

И еще одна заметка из газеты.

«Враг не выдержал.

Офицер Жуков получил приказ – атаковать вражескую оборону, выбить противника и закрепиться на занятой территории и своим огнем содействовать продвижению вперед правого и левого соседей.

На утренней заре со стороны противника рывками заработал вражеский крупнокалиберный пулемет. Казалось, под этим огневым дождем было невозможно продвижение вперед. Но вот слышна команда любимого нашего командира – коммуниста-орденоносца т. Сысоева: «Приготовить гранаты! На фашистского зверя цепью – вперед!» Все, как один, мгновенно бросились на врага, забрасывая его гранатами. Враг жестоко сопротивлялся, но никакая сила не смогла удержать наступательного порыва наших бойцов.

Коммунист тов. Поляков подал возглас: «Вперед, за Родину!». Это было в момент, когда осколки взорвавшегося вражеского снаряда обрывали жизнь нашего любимого храброго командира Сысоева.

Еще при ранении тов. Сысоев не покидал поля боя. Видя смелость своего командира, бойцы начали с еще большей ненавистью бить врага. Особо отличились в этом бою воины Бочаров, Гончаров, Чуйков, Бунин, Хирьянов, Потапов, Шептаха и др.

Офицеры Жуков, Сысоев и Якшин проявили мужество и героизм и умение управлять боем.

Бойцы Солодовников, Хирьянов, Чуйков».

В конце 1943 года мы получили извещение, что отец пропал без вести. И такой ответ мы получали на все запросы мамы, куда бы она ни обращалась. Нет свидетельства о смерти, и в душе живет надежда: а вдруг он жив. И мама ждала хотя бы какой-либо весточки об отце до самой своей смерти в 1983 году.

2004 год. Приближается 60-летний юбилей Победы в Великой Отечественной войне. В печати появляются адреса, куда можно обратиться по поводу без вести пропавших. Один из них – Центральный архив Минобороны России. Пишу в Подольск. Получаю такие данные:

«Командир 9 стрелковой роты 399 стрелкового полка старший лейтенант Жуков Алекса&
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #17 : 03 Ноября 2011, 13:01:47 »
0
РЫБИНСКИЙ ИТЛ
(Рыбинлаг)Время существования:   организован 24.02.42 [1]1;
 закрыт 26.02.44 [2]2.
Подчинен:   ГУЛАГ [1, 2].
Дислокация:   Ярославская обл., г.Рыбинск {13}.
Литер:   нет.
Телегр. код:   нет.
Адрес:   Ярославская обл., г. Рыбинск, п/я — нет {13};
 то же, п/я 229 (с 04.09.43) [3].
Производство:   лесозаготовки (по плану Волгостроя на 1942 г.), обеспечение рабочей силой Угличского з-да, работ Волгостроя по Рыбинскому водохранилищу и ГЭС, Наркомречфлота и Наркомата эл.-ст. [4], заготовка и поставка для НКВД в Москве дров и деловой древесины [2], производство спецукупорки и корпусов для 120-мм мин [5], деревообработка и металлообработка, швейное, пенько-джутовое, обувное, кожевенное производства;
 с.х. рыболовство [6, 7].
Численность:   01.04.42 — 34 4413, 01.01.43 — 29 634 [8];
 01.01.44 — 22 584 (УРО);
 01.03.44 — 24 8444 [7]5.
Начальники:   нач. — мл. лейт. ГБ (ст. лейт.) Клюшин ?.?., с 24.02.42 — ? (упом. 07.07.42) [1, 9];
 полк. ГБ Иноземцев К.Д., с 27.04.43 по 02.02.44 [10, 11];
 п/п ГБ Заикин И.Ф., с 02.02.44 по 26.02.44 [11, 2].
Архив:   В УИТЛК УМВД по Ярославской обл.: л/д сотрудников и служебные карточки {1}.
Примечания:   
1 Организован на базе Рыбинского, Угличского, Вольского и Камениковского ЛО ВОЛЖСКОГО ИТЛ для размещения и трудового использования «лаг. контингентов пониженной трудоспособности», больных и инвалидов. Комплектование приказано производить за счет инвалидов, ослабленных и т.п. из лагерей, в первую очередь расположенных в прифронтовой полосе, занятых на работах Главоборонстроя и др. стройках НКВД [1]. Вскоре, однако, Волголаг был ликвидирован и весь «лаг. контингент» Волголага, имущество, сельхозы и вольнонаемный аппарат лаг. сектора передан Рыбинскому ИТЛ [4].
2 Упр. РЫБИНСКОГО ИТЛ объединено с УС гидротех. узлов на р. Волге — Волгостроем НКВД с образованием ИТЛ ВОЛГОСТРОЯ. Все работы РЫБИНСКОГО ИТЛ переданы Волгострою [2]. См. также «Акт передачи Рыблага в состав УС Главпромстроя НКВД и ИТЛ от 25.04.44"
 [7].
3 Из них 2177 женщин, 8674 осужденных за к/р преступления [8].
4 Из них 7206 женщин [7].
5 При организации Рыбинлага штатная численность — 20 000 з/к [1].
Источники:   
Пр. 00387 НКВД от 24.02.42.
Пр. 85 НКВД от 26.02.44.
Пр. 001483 НКВД от 04.09.43.
Пр. 00565 НКВД от 20.03.42.
Пр. 001770 НКВД от 25.11.43.
ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 49. Л. 615.
Там же. Д. 72.
Там же. Оп. 1д. Д. 378. Л. 2, 110.
Пр. 001430 НКВД от 07.07.42.
ГАРФ. Служебная карточка ГУЛАГа.
Пр. 160лс НКВД от 02.02.44.
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Дядя Вася

  • Administrator
  • Сообщений: 8 065
  • Пол: Мужской
  • Во!!! Поменялся!
  • Уважение: +153
Re: Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #18 : 03 Ноября 2011, 13:17:14 »
0
ВОЛЖСКИЙ ИТЛ И СТРОИТЕЛЬСТВО
ГИДРОТЕХНИЧЕСКИХ УЗЛОВ
(Волголаг, Волгострой)Время существования:   организован 07.12.35 [1];
 закрыт 20.03.42 [2]1.
Подчинен:   ГУЛАГ с 07.12.35;
 ГУЛГТС с 13.09.40 [3];
 ГУЛАГ с 24.10.41 [4].
Дислокация:   Ярославская обл., г.Рыбинск [1], {6, 10};
 Ярославская обл., Рыбинский р-н, с.Переборы {11}.
Литер:   нет.
Телегр. код:   нет.
Адрес:   Ярославская обл., г.Рыбинск, п/я 229 {10};
 Ярославская обл., Рыбинский р-н, с.Переборы, п/я 229 {11}.
Производство:   обслуживание работ Волгостроя НКВД2, в том числе: стр-во Рыбинского, Угличского3, Б. Шекснинского гидроузлов, Угличской ГЭС, стр-во ж/д ветки Углич—Калязин (в том числе ж/д моста через р. Волга у Калязина), работы на мех. з-де № 1, строит. работы по расширению литейных цехов з-да № 28, стр-во бомбоубежищ в г.Ярославле [1, 5–9].
Численность:   01.01.36 — 19 420, 01.01.37 — 43 566, 01.01.38 — 73 100, 01.10.38 — 77 3454, 01.01.39 — 74 576, 01.01.40 — 63 047 (УРО);
 01.01.41 — 87 791, 01.07.41 — 85 505 [10].
Начальники:   нач. Волгостроя и Волголага НКВД — ст. майор ГБ Рапопорт Я.Д., с 07.12.35 по 13.09.405 [1, 3];
 майор ГБ Журин В.Д., с 13.09.406 — не ранее 29.01.417 [3, 11];
 зам нач. — кап. ГБ Котов-Уралец А.К., с 23.04.39 — ? [12].
Архив:   В УИТЛК УМВД по Свердловской обл.: л/д з/к — 675, материалы зоны затопления — 697, л/д вольнонаемных;
 в УИТЛК УМВД по Ярославской обл.: л/д з/к — 119 148, картотека з/к, материалы делопроизводства — 6761, служебные карточки на сотрудников {1}.
Примечания:   
1 24.02.42 на базе ряда ЛО Волголага организован РЫБИНСКИЙ ИТЛ [13], которому через месяц переданы все лаг. подр. ликвидируемого Волголага [2]. Волгострой (см. примеч. 2) сохранен как строит. организация НКВД [2].
2 Первоначально стр-во Угличского и Рыбинского гидроузлов было поручено ДМИТРОВСКОМУ ИТЛ [14], однако 16.09.35 ГУЛАГу НКВД приказано немедленно приступить к организации самостоятельного Упр. стр-ва и лагеря (фактически ИТЛ организован позднее, чем УС) [15]. Нач. УС Угличского и Рыбинского гидроузлов НКВД (позднее употребительней был синоним «Волгострой») назначен зам. нач. ГУЛАГа Я.Д.Рапопорт, с освобождением его от должности нач. ББК [15].
3 Стр-во начато согласно Пост. СНК № 2074 от 14.09.35 «для обеспечения необходимого судоходного подхода к каналу Москва—Волга со стороны р. Волги... и для создания водохранилища в районе Молого-Шекснинского междуречья»;
 прекращено Пост. СНК № 304кс от 22.11.41. Высвобождающихся з/к приказано передать на др. стройки НКВД. Для эксплуатации действующих ГЭС и шлюзов (передаваемых этим же пост. из Волгостроя НКВД другим наркоматам) организованы контрагентские лаг. р-ны Волголага [16].
4 Из них 14 482 осужденных за к/р преступления и 22 488 — как СОЭ и СВЭ [17].
5 С назначением на должность нач. ГУЛГТС НКВД (по совместительству с должностью зам. нач. ГУЛАГа) [3].
6 По совместительству оставлен также в должности гл. инж. Волгостроя НКВД [3].
7 От должностей нач. и гл. инж. Волгостроя освобожден 07.06.46 в звании г/м инж.-тех. сл. [18].
Источники:   
Пр. 0156 НКВД от 07.12.35.
Пр. 00565 НКВД от 20.03.42.
Пр. 001159 НКВД от 13.09.40.
Пр. 0450 НКВД от 24.10.41.
ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 2927. Л. 4.
Там же. Д. 641. Л. 11–16.
Пр. 0500 НКВД от 26.11.40.
Пр. 001631 НКВД от 24.11.41.
Пр. 0155 НКВД от 11.06.39.
ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1д. Д. 371. Л. 1, 55.
Пр. 0094 НКВД от 29.01.41.
Пр. 917лс НКВД от 23.04.39.
Пр. 00387 НКВД от 24.02.42.
Пр. 288 НКВД от 09.09.35.
Пр. 302 НКВД от 16.09.35.
Пр. 001617 НКВД от 23.11.41.
ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 1140. Л. 140.
Пр. 791лс МВД от 07.06.46.
Я верю в честность Президента, И в неподкупность постовых,
В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых!!!

Оффлайн Арагорн

  • *
  • Сообщений: 3 145
  • Пол: Мужской
  • Уважение: +102
Рыбинский ВОЛГОЛАГ.
« Ответ #19 : 02 Мая 2012, 12:38:14 »
0
Две трети заключённых представляли собой уголовный элемент, около 20 % были осуждены по 58-й статье УК РСФСР (политзаключенные).
а кто были остальные 14% заключенных?  =-O

 

Related Topics

  Тема / Автор Ответов Последний ответ
1 Ответов
2637 Просмотров
Последний ответ 19 Марта 2010, 23:10:06
от majer
4 Ответов
3063 Просмотров
Последний ответ 22 Ноября 2011, 15:15:38
от imishnev
Рыбинский Рэпчик

Автор TERRORIST12342 Музыка

0 Ответов
1155 Просмотров
Последний ответ 12 Ноября 2010, 09:05:15
от TERRORIST12342
16 Ответов
2022 Просмотров
Последний ответ 28 Февраля 2013, 12:26:39
от palatka
0 Ответов
2924 Просмотров
Последний ответ 18 Февраля 2013, 13:44:55
от Дядя Вася